warriors. wild at heart

Объявление

новости
    02.04.2021 добро пожаловать, дорогие и горячо любимые котики! хорошие новости: мы открылись. плохие новости: не имеются.
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » не загораживай тьму


не загораживай тьму

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon]

[html]
<style>
td { vertical-align: top; display: inline;}
.locSpoiler { width: 650px; margin-top: -15px !important;}
.locPanel { width: 645px; background: #00000008; text-align:justify; padding: 0 5px 0 5px;}
.whaat {
font-size:10px !important;
}
</style>
<script src="https://forumstatic.ru/files/001a/ae/99/66536.js"></script>
<center>
<div class="epcathead">«без тебя я бы умер, а потом воскрес и умер каким-нибудь другим способом»</div>
<div class="epContainer">
<table layout="100%">
<tr>
<td class="left"><div class="epName">карасик</div><br>
<div class="epRole">увязший плавниками в болотной тине</div><br>
<img src="http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/447575.png" width="200" height="200" class="leftImage"></td>
<td class="right"><img src="http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/366095.png" width="200" height="200" class="rightImage"><br>
<div class="epName2">щегол</div><br>
<div class="epRole2">о самого себя обжегший крылья</div><br></td>
</tr>
</table>
</div><br>
<button class="locSpoiler"><center><span class="eventName">мгновения</span></center></button>
<div class="locPanel">
<br>
<p align="left" class="whaat"><i>флешфорвард; пробная альтернатива(?); одна весенняя ночь в лесу;</i>
<br><hr><br>
<center>***<br>
<i>Сделай одолжение, перестань считать себя особенным. Иначе я могу поверить и отправиться за тобой на край света, а ты знаешь, как мне этого не хочется</i></center><br>
<center>***<br>
<i>Кровь стынет в жилах, когда вижу, как ты охотишься. Страшно стать пойманной тобою жабой — хочу умереть в когтях искусного охотника</i></center><br>
<center>***<br>
<i>А это облако похоже на наивного беломордого невежду</i></center><br>
</div></div>
</center>
[/html]

+6

2

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon]
      У Щегла тихая поступь, кто бы что ни говорил. Громкое - это сердце, постукивающее в такт каждому шагу. Он спокоен, а оно - предательски щекочет спину и окрашивает шерсть огнём, выдавая всему миру, что он горит.
     Ночь прохладна, но щёку покусывает малиновое пламя - жжётся на коже след от удара наставника. Задумался, пропустил выпад.

«— Будь внимательнее.»
«— Да.»
«— Увернуться было просто. Куда смотрел?»
«— Налево.»
«— Что ты там увидел?»
«— Ничего.»
«— Ничего. В настоящей битве тебе разорвут горло.»
«— Да.»

Пауза. Долгий, немигающий взгляд наставника. Щегол стоит спокойно и не спорит. Наставнику лучше знать. Наставник знает о нём всё.

«— Иди проветрись.»
«— Да.»
«— Поймай дрозда. У тебя плохой прыжок.»
«— Поймаю.»
«— Щегол.»
«— Да.»
«— Перестань отвлекаться. Сосредоточься на учёбе.»
«— Конечно.»

     Бредёт по своим тихим тропам - дорога легко ложится под лапы, след в след собственному прошлому. Думает, словно перебирает палочки - не хочет вытянуть короткую. Щегол бы и рад не отвлекаться - да сам себе неясен. Что его томит, что тревожит? У него всё в порядке - не лучше и не хуже других. Родители ловят взгляд - отвечает спокойствием. Всё нормально.
     Желает быть воином - могучей, взрослой лапой. Но ради этого не нужно сражать красноокого барсука в смольной чешуе. Не нужно забираться на поднебесный утёс, где птицы, долетая до вершины, складывают крылья и умирают от усталости. Просто будь как все. Ходи в патруль, меряй шагами хвою. Жуй свою опостылевшую крысу. Спи. Просыпайся, иди в патруль, жуй крысу. Повторяй до бесконечности. Разбавь маханием лапами с наставником - словно котёнок-переросток, который умеет убивать.
     У него всё нормально. Просто хочет сразить чудище, чтобы стать крысой. А не заниматься крысиными делами с той же целью. Любит племя, носит квинтэссенцию сумрачности на каждой шерстинке - ненавидит то, какие все одинаковые. Не хочет признавать. Не хочет жевать крысу, перемолотую тысячью зубов.
     Черно дроздовое перо. Пройтись бы по самому краю пёрышка и найти выход из своих тихих сумрачных дней. Пусть его поломает в процессе, но он ощутит, что жив. Нет, нельзя. Никаких "поломает". У него племя, родители, закон. Щегол поёт для всех, а не только для себя.
      "У тебя плохой прыжок", - фальшивый голос за ушами. Да нет, хороший. Тело - комок горячих, растянутых мышц - взмывает стрелой. Спустя мгновение он на земле. Неудовлетворенный. Похолодевший. С дроздом в зубах.
- Вот же воронье ты счастье, - гневно шипит сквозь зубы, запальчиво отшвыривая добычу. - Спасибо, предки. Удружили.
Какая разница, хороший прыжок или плохой, если всё получилось с первого раза? Почему этот дрозд так легко дался ему? У жалкой пичуги есть хоть капля собственного достоинства? Нет. Как и у всего, что окружает Щегла.
     Он задохнётся от этой рутины прежде, чем вырвется на свободу. Дым уже сушит горло, пожар - разгорается на рыжей шкуре.

Отредактировано Мастер Игры (2021-04-17 05:34:01)

+10

3

«На теле – тонкие нити. Согни их, сожми в лапе – не порвёшь. Такие сети я видел близ берега, когда Двуногие приходили со своим рычащим чудищем. Паутина. Та самая, которую даже самая острая чешуя не разорвёт. Когда-то в ней принесли в лагерь котёнка. Бездыханного. Я знал его. А теперь – стал им.»

Длинные темные тропы Сумраного леса ведут все дальше и дальше от лагеря – вглубь. Как удивительно и как опрометчиво – его отпустили изведать территорию. Точней, выпустили из-под контроля, позволили обосноваться на территориях. Карасик знал – чувствовал – Рой Метеоров следит за ним. На то он и предводитель – не отпустит из-под своего крыла. Как опрометчиво и удивительно – Карасик не бежит прочь; напротив – со всей своей любознательностью рассматривает хвойные иглы, представляя, с каким усердием они сбиваются под кожу и в подушечки лап.
Он шел медленно, прислушиваясь к тишине леса, изредка шуршащего и шелестящего свои собственные песни. У реки – совсем другая. Бурлящая, струящаяся – словно кровь по телу – она пронизывала насквозь. Слушая её, белобокий недовольно ежился и мечтал хотя бы одно утро провести в тишине. А теперь Карасик потерял возможность наслаждаться этой самой песней. И даже – Предки! – затосковал.

Едва слышен шум листы – будто кто-то грузный приземлился. Жабы? Право, Карасик до сих пор пытался заставить себя поверить – жабы летают. Он знал прекрасно – лягушки живут в воде, но жабы – это почти лягушки-переростки. А значит, они могут быть себе на уме.
То была не жаба – огненный подшерсток больно ударил в глаза, да так, что белобокий даже прищурился, обнажая всю свою речную сущность. Гладь спокойствия забурлила, точно от перегревшейся жидкости, и Карасик спешно зашипел под нос – обжегся.

- Выталкивай своё тело, жабоед. Ты прыгаешь на птицу, а не пытаешься её спугнуть шелестом листьев.

Карасик не знал, как правильно – у него не было настоящих тренировок. Но огненная шерсть заставляла кипеть – точно на нагретом камне под палящим солнцем. И Карасик кипел, стоило ему только поднять взгляд на теневого оруженосца. Как его имя? – он не знал.

И не хотел бы знать.

Отредактировано Карасёнок (2021-04-18 00:12:29)

Подпись автора

av. [c] Cat-With-Horns

+6

4

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon]
     Задумался, обозлился на чрезмерную удачу, сделавшую всё таким простым и бессмысленным. Зачем нужен один идеальный прыжок, если он мог сделать десяток хороших? Уже не сможет. Племя голодает, говорят предки, но ты не тревожь лесную дичь, дай ей дышать и жить. А если ловишь - лови немного. Щегол не хочет признавать проблему. Не будет лесной дичи совсем - жизнь станет ярче и сложней. Долой опостылевших крыс, долой костлявых птиц! Молчит. Смиряется. Есть королевы и котята. Больные. Те, кому серая рутина - драгоценный ток крови в жилах. Он любит племя и не предаст, не изничтожит лесную дичь. Щеглы не поют самим себе.
     Ярость проигравшего, туманная и красная, обволакивает глаза, и он оборачивается лишь услышав шипение. "Наставник? Хороший прыжок? Теперь всё в порядке?"
Белый  призрак. Нелепый, с огромными глазами страдальца и пушистыми ресницами. Щегол мгновенно нацепляет лезвие защитной усмешки - к бою готов. А это всего лишь ровесник.
     Первое мгновение - удивление, затем - разочарование. Предводительский сынок, тот самый, о котором было столько шепотков. Щегол не ждёт ничего хорошего - ждёт, что он распугает белой шкуркой всю дичь. Ждёт тупых вопросов и много шума. Но дожидаться не хочет, поэтому упреждает вопросы заранее. 
- Жабоед? - Щегла разбирает смех. - Меня зовут Щегол. Своё имя оставь при себе, беломордый, мне не интересно.
Узнает от своих. Всё равно в тёплом кругу только и будет разговоров, что о предводительской игрушке. Глупцы цепляются за каждую сплетню, как утопающий за спасительную ветвь. А он... он хочет верить, что они действительно свои и его тёплый круг, а не жалкая данность нормальной жизни, к которой он обязан быть причислен.
- Не строй из себя дурачка, - и вдруг понимает - не строит. Просто ничего не видит в этой темноте, не привык. Тогда подбирает дрозда и потряхивает им перед новичком, как перед туповатым котёнком. - Я отлично прыгнул и поймал дрозда, слепыш. Ничего не видно? Сочувствую.
     Стоит перед ним, смотрит почти в упор. Хочет отвести взгляд от белых ресниц и поскорее вернуться к наставнику, но не может, что-то перекручивает внутренности - "что сделает диковинный зверёк? Разочарует меня? Такой же, как все?"
Щегол каждый раз присматривается к новым попутчикам на дороге своей жизни - и каждый раз горько усмехается, понимая, что все они вместе с ним жуют одну крысу, сдохшую тысячу лун назад и тысячу раз зачерствевшую.

+7

5

- А я говорил, что меня интересует твоё имя? – искренне, без каких-то приукрашиваний. Карасик не чувствует привязанности к племени – к его обитателям – лишь снуёт жалкой рыбкой туда-сюда, будто попал в западню после очередного притока воды. Привыкает к яркой шерсти, любезно осматривает Щегла, но тотчас отстраняется, пятится на расстояние лисьего хвоста – будто боится, что дотронутся и заберут речную сущность. До Щегла – совсем недалеко, а Карасик чувствует себя совсем некомфортно. Он хочет убежать, но бежать некуда – все равно встретятся в лагере, окажутся в одной палатке и будут переживать сегодняшний день вместе, внешне не подавая виду.

«Слишком яркий. Выделяется. Не выжить в лесу. Зачем стараться? Яркий, как и я»

Подводит умную мысль, трясёт головой как после оцепенения и хмурится, поднимая шерсть на загривке. Щегол – не нравится. Лучше бы ушёл, не говоря ничего. Умный слишком – далеко пойдёт. Это цепляет больно, прорывается под кожу вместе с желанием доказать обратное. Глуп – как и любой другой в Сумрачном племени. Карасику здесь не место.

- Жабоедом родился – им и останешься. Поймать-то поймал, и то верно. Будь другая птица – улетела бы, не дожидаясь твоих ловких выпадов. Этой – жить не хотелось.

Отрывистая речь провоцирует сердце биться быстрей. Если спровоцирует Щегла – не уйдёт без драки: ощущает на подкорке сознания, оттого и пытается сказать больше, чем хочется. Снова перекидывает взгляд на огонь, прячущийся в шерсти – ожидает нападения, да кому хочется когти марать. Выдохшийся Карасик и племя-то видеть не хочет, а что уж говорить о Щегле. Скорей всего – думает так – готов прийти в лапы щучьей занозы да распластаться, готовый к смерти. Щуколап не убийца – пытается казаться таковым, но Карасик прекрасно понимает, что готов считать его таковым, лишь бы забрал его отсюда. А что будет дальше – не важно.

Карасик сбежит – это факт. Рано или поздно – поставь его в патрулирование или отпусти в быт воителя – он сбежит в реку и, словно малёк, начнет плескаться в чистых водах, возвращая себе свой речной запах. Да так и издохнет, нахлебавшись спасительной воды. Зато, речной.
- Слишком светишь – отойди.

Побуждает двигаться, разворачивается боком, чтобы избегать взгляда янтарных глаз Щегла и отводит уши назад.
- Тебя там ждут.
Кивает головой куда-то вперед, хотя сам не знает – где наставник красноречивой птицы. У Щегла – тренировка. У Карасика – желание уйти. Возможно, именно сегодня его шанс.

Тогда почему не бежишь, глупая маленькая рыбка?

Подпись автора

av. [c] Cat-With-Horns

+8

6

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon]
     - А меня должны волновать интересы котёнка-переростка? - невежливо, но беззлобно отвечает Щегол, чуть вбок склоняет морду, поглядывает лукаво. Ни дать не взять нахальная птичка, летающая вокруг да щиплющая неуклюжего зверя за гриву. Он взревёт, развернётся дать лапой - крылатого негодника уж след простыл, а вместе с ним - пропала частичка зверя, которую нужно теперь аккуратно впрясть в своё гнездо.
     Щегол смотрит на беломордого, думает - никудышный врунишка, того и гляди задрожат губы. Ему и смешно, и горький песок на зубах - его ли хочет оскорбить? Или себя низвести до жертвы? Слова не обидные - жалкие, как дохлая лягушка на солнцепёке. А Щеглу его не жаль - хочет бросить зверёнка на ежевичный куст и посмотреть, как колкие шипы сорвут с него чешуйчатую броню. Интересно, что там, под бронёй - кровавое сердце или крысиный мех?
     - Жабоед, жабоед. Остынь, тебе со мной в одной палатке жить, - шумно выдыхает, как лось, потянувшийся тёплым носом ко мху.  - Назовёшь жабоедом - будешь жить с жабоедом. А назовёшь самым замечательным котом на свете... - глазами смеётся, не перестаёт смотреть в упор, — ...увидишь, с кем тогда будешь жить.
Новичок странный. Пытается раздражать - не раздражает. Но в чём-то он прав.
- Да, в чём-то ты прав, - легко отпускает мысли щеголиным присвистом. - Этот дрозд - та ещё падаль.
Наконец отворачивается и смотрит на выроненную птицу, лёгшую чёрным углём у горящих лап. Ему горько думать, что чем старше он становится, тем сильнее чует запах разложения. Даже лес - родной, любимый лес, обращается в падаль. Что дальше? Пыль и отсыревший порох ярких дней. Уже не заводит, не обжигает азартом охота. Набирает мастерство - теряет ощущение новизны, испытания, проверки на прочность. Нет ничего, что надолго займёт голову. Все мысли - короткие палочки, ни одной длинной, ничего стоящего.
     Слышит беломордого, делает шаг назад, словно признаёт - светит. А может, совпадение, и ему просто неприятно от рыбного дыхания. Не скажет, даст волю поразмышлять самому. Пусть растёт над собой и своим презрением к жабоеду.
- Меня ждут, - соглашается. - Беру добычу и возвращаюсь в лагерь.
Щегол говорит, а слова расходятся с действиями. На глазах у чудного зверька берёт пойманную птичку и закапывает под деревом. Разворачивается, смотрит так, словно янтарными молниями глаз хочет расколоть скорлупу ореха. Что скажешь теперь, котёнок-переросток? Горло сохнет от жажды впечатлений. Челюсти сжаты в тревоге - не хочу разочароваться. Надоело.

+7

7

- Не волновали бы – не стоял бы тут, - парирует, пожимая плечами, но продолжает не смотреть. Кто знал, что именно такой диалог совершится между им – будучи воителем речного племени и его противником – теневым котом, излучающим прибрежный свет, отзеркаленный от водной глади. Карасик не может – он хочет смотреть точно мотылек хочет приблизиться к солнцу, но не может. Между тем отмечает – в шерсти Щегла прячется частичка каждого племени. В его голосе – Сумрак. Карасику не понять – пропитанному насквозь Речной аристократией, он небрежно переступает с лапы на лапу да молится – неверующий – всем предкам своим, чтобы Щегол ушел – убрался прочь – отсюда. Щегол не уходит, продолжает говорить, и Карасик прижимает уши к голове, окрылённый мыслями о воде.

Сейчас-сейчас – еще немного – он доберется до озера. Только пусть его отпустят.

- Недолго жить рядом, поэтому не важно. Ты даже не заметишь меня, – выделяется белой шерстью, но не слишком – есть и другие оруженосцы. Перепутает, забудет – встретит на совете, когда Карасик будет стоять недалеко от Солнечного Созвездия. Перекинется парой слов с Рыбкой – наверняка, брат хочет в Сумрак. Поменяются – повезёт. Пусть забирает с собой и Щуколапа.

- Докажи, что самый замечательный кот на свете – назову. Пока вижу только выскочку, под стать своему имени, - опасно сверкнёт глазами, прищурится и, наконец-то, повернётся, встретившись взглядом с Щеглом:
- Что в лесу не падаль? Легкая добыча – прыгни, протяни лапу – она тут как тут. Гляди, скоро мыши около лап начнут носиться. А выйди за пределы Сумрака – можешь охотиться сколько душе угодно. В рыболовстве такое пресекается.

Карасик не знает ничего о рыболовстве. Зато знает о том, как важно относиться со всей любовью к своему племени. Что поделать – так и поступает.

Щегол что-то еще говорит, и вроде планирует уходить, но останавливается, прячет дичь да возвращается назад. Карасик разворачивается снова к Щеглу, опускает голову и хмурится.
- Лагерь в другой стороне. И явно не под деревом – твоя ошибка. И я еще слепыш?
Издаёт едва различимый едкий вздох, расставляет морально чешую-защиту и готовится к нападению – словесному или физическому.

Подпись автора

av. [c] Cat-With-Horns

+4

8

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon] 
     Пожимает плечами. Он здесь ради задания - не ради новичка. Сам ведь зашипел за спиной, сам навязался - а теперь гонит, экий странный. Хочет напасть на Щегла, нажить нового врага. Или просто не умеет по-другому. Щеглу всё равно - почему его должен волновать какой-то инфантильный недосоплеменник? Под лопатками неуютно скребутся мыши. Ему хочется, чтобы кто-нибудь его волновал. Но не этот. Недостаточно белой шкурки и наивных глаз.
     Этот говорит небрежно - словно он здесь временный гость. Хочет - веток наломает, хочет - намусорит. Не ему здесь жить, не его проблемы. И вот тут-то Щегла колет больно. Сам себе связывает крылья, чтобы не навредить родному Сумраку - а какой-то беломордый наглец ходит по их хвое, дышит их воздухом - и раскрывает пасть, чтобы вывалить порцию грязи и сказать - какое же тут лисье дерьмо.
     - Будешь барсучьим отродьем здесь - таким и в родном племени останешься, - шипит он, сужены глаза, смешливость резко сменяется яростью. - Гниль везде одинакова.
Будь другим! - почти вопит сердце Щегла, привыкшего к дуракам, которые судят поверхностно. Сам себя пресекает, пытается остудить - зачем возиться с новичком? Пытаться его исправить. Почему он так хочет, чтобы беломордый был другим? Не капризной игрушкой Роя Метеоров, не нахальным котёнком, который оскорбляет всё, чего не понимает. Он не хочет стараться и что-то менять - ему лишь обидно, что всё кончится до горького просто.
     - А ты рыбу ловить не умеешь, потому что рыболовство такое сложное, или потому что вчера из Детской вылез? - его ярость обращается в яд. Он слишком хорошо видит враньё беломордого, ведь предупрежден о появлении этого кота в племени. Откуда ему научиться рыбачить? Просто наглый хвастун, такой же, как остальные задиры. Так пусть - пусть расскажет ему про своё мышеголовое  рыболовство, пусть наврёт с три барсучьих зада, пусть ему станет стыдно за то, что так уверенно говорит о том, чего не знает.
     Вздыхает Щегол, расслабляется, ярость уходит. Здесь нечего ненавидеть. За невежество - слишком банально.
- Ещё слепыш, - довольно кивает Щегол. Умница. Верно догадался. - Ты добычу не видишь, вижу я. Не оставлять же потерявшегося котёнка одного в ночном лесу. Не по-воительски. Лисьи призраки не дремлют.
Лис нет - призраки есть. Почему? А потому что не место лисам в Звёздном племени.

+6

9

- Щегол.

Зовёт по имени, искажает морду в немой мольбе замолчать – и без того тошно. Переваривает каждое слово огненного, пытается не щуриться, скользя взглядом по короткой шерсти, ёжится да понимает – сам не такой. Далеко до Сумрачных. Мать передала речные черты тела, отец – сумрачные черты морды. На этом всё.

Он не нужен ни там ни там – будет лишним. Даже если сердце рвётся обратно, истина другая – совсем скоро забудется светлая шерсть Карасика близ речной кромки.
- Слишком тихо в Сумраке. Слишком тихо в лесу. Река более шумная, оттого и родная, - начинает говорить об отвлечённых темах, дабы подвести к одному единственному верному факту: - Я буду прав при своей точке зрения, а ты – при своей. Если невежество сродни барсучьему отродью – ты такой же.
Не задет – не страшат чужие слова. Согнётся в три погибели, поджав хвост, лишь под цепким взглядом Солнечного Созвездия, остальные – не заслуживают. 

Едва различимое пыхтение слышится после следующей едкой фразы – Карасик злится, едва держит себя в лапах. А потом, не говоря ничего толком, шагает прочь. Он заканчивает разговор.

Темные заросли Сумрачного племени холодят бока – Карасик ощущает россыпь воды под лапами, успокаивается и закрывает глаза, готовый слиться с теми небольшими кусочками родных просторов. Ему бы идти другим путём – начать гордиться и дерзко поднимать нос – предводительский отпрыск! Да только сердце молодого бойца шипит об обратном. Нельзя – ни при каких обстоятельствах не позволяй им видеть себя таким.

- Ты идешь? Решил не оставлять котёнка в лесу – не оставляй до последнего, - играет на шутке судьбы и Щегла своими нитями, точно паук плетёт свою собственную паутину. Заканчивает разговор – начинает действия.

Его путь ведёт к кромке воды. Путанный, неуверенный и довольно опасный, но Карасик полон решимости. Он речной – докажет это на практике. Ловить рыбу – не умеет. Внимал знаниям от старших, купался с Щурёнком в одной луже – сражаясь за собственную жизнь. Выживать - научился. Спасибо брату - удружил, подготовил к жизни в чужом племени. В одной палатке с рыжеголовым спать будет тошно да жарко - перед сном придётся снова охладиться да мокрым осесть на елово-моховые ветви. Не почернеет - оставит свою сущность при себе.

«По крайней мере, я просто могу утонуть?»

И утонет – утонет, но непременно докажет, что способный. На сердце река, а в носу едкий рыбный запах, которым пропахла каждая воительская шкура. От Щегла пасёт солнцем.
И Карасик хочет выбить этот запах из своих лёгких.

- На воде лисьи призраки не водятся - боятся. Поэтому речные и не страшатся лис.

Подпись автора

av. [c] Cat-With-Horns

+5

10

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon] 

     Щегол смотрит прямо, но не покорно. Молчит - потому что сам захотел, а не оттого, что беломордому тяжко его слушать. Пытается вернуть свою лёгкую безопасную ухмылку, но не может. Жалеет, что сорвался на новичка, а по сердцу скребёт коготь - хочется пройти сквозь него, развеять иллюзию и забыть этот неприятный сон, сполоснув кончики лап в воде да стряхнув капли.
     - Не навязывай мне точку зрения, которой у меня нет, - бросает ему грубовато, переводит взгляд на тихие сосны за его спиной. - Тебя приняли равным. Поэтому уважай моё племя как своё - до тех пор, пока не уйдёшь отсюда. Это всё, чего я хочу. 
Твой единственный способ доказать, что ты вообще можешь быть преданным и уважительным - кому бы то ни было, - продолжает Щегол, но не вслух. Пусть беломордый сам придёт к этой мысли. Может, однажды вправду научится уважать место, где живёт, кормится и получает чужое внимание.
     Не упомянул отца. До сих пор.
Щегол не понимает, смешно ему или нет. Стыдится того, чьей он крови. Боится, что обзовут предводительским сынком. Или ему вправду всё равно? Щегол хочет верить, что от сердца страдальца и вправду тянется ниточка страха, за которую можно потянуть - и размотать всё его внутреннее, лишив его дыхания.
     А он играет по своим правилам - срывается с места, и Щегол против воли делает шаг за ним. Чтобы тут же остановиться, мучительно воткнув когти в землю. Ему не надо. Он ведь так, поиграться. Пускай бредёт своей дорогой - а он, Щегол, вернётся к наставнику.

«— Перестань отвлекаться. Сосредоточься на учёбе.»
«— Конечно.»

     Лапы Щегла едва не прожигают хвою - ему так кажется. Только бы лес не загорелся от его шагов. Впереди покачивается хвост беломордого, словно спасительная соломинка среди ночного мрака. Щеглу не хочется трогательных сравнений - но он вправду выделяется на фоне всей этой тьмы. Мыши, перепёлки, игривые дрозды и мятные пяденицы - бросаются от него врассыпную, от странного белёсого хищника. Мохнатые бражники летят на светлое - передумывают, исчезают в ночи. Только он, Щегол, бредёт следом, словно больная зверушка, которую давно пора съесть и избавить мир от дефекта.
     Большая вода. В голове мысли об утолённой жажде и луне, чей свет отражает озёрная гладь. Щегол опускает морду и мягко касается языком воды. На подбородке повисают теплеющие капли. Озеро красиво, но то же самое можно сказать и о лесе. Всё красиво - до однообразия идеально. Что не идеально - перемалывает жизнь. Она ещё пережуёт их обоих. А пока - пусть сверкающая от луны спина склоняется к озеру. Щегол осторожно смотрит, но только убедившись в том, что новичок не видит его взгляда. Любуется его напряжением перед водой, у которой он должен быть мастером-рыболовом, не меньше.
     - Расскажи, как ловить, - неожиданно срывается с его губ. - Хочу попробовать.
Щеглу больно от мысли, что он попробует новое - но не заинтересуется жизнью. Ему ведь хочется испытывать к ней интерес. И видеть чудное в малом - или как говорят "умудрённые"? Сейчас он видит только мутноватую прибрежную воду, заплывающую тиной - и котёнка-переростка, который выглядит как облажавшийся неудачник, которому нужно оправдаться за свою ложь.

+5

11

Он слышит шорох листьев позади себя, но не оборачивается – позволяет себе усмехнуться – на пару секунд – да махнуть хвостом. Рыжий оруженосец шагает за ним, точно непроизвольно оказывается вплетенным в ту же сеть-паутину. Две маленькие рыбешки – одна светлая-светлая, блестит-выделяется среди илового дна водоема. Вторая – ярко-рыжая, вобравшая в себя солнечные лучи. Того и гляди – затянут узел на жабрах да потонут, так и выбравшись из пруда.
Карасик не даст потонуть себе. А раз не даст себе – и Щеглу бояться нечего. Ученик сумрачных лесов, он бывает и не в таких ситуациях. И Карасику бы поучиться у Щегла выдержке, да только не может – готов пуститься в пляс, усмехаясь над такой иронией судьбы.

Он смотрит на воду, пытаясь видеть через нее, но не может – перед глазами бледный силуэт некогда горевшего Карасёнка. Потухший, осунувшийся – он похож на догорающее кострище, осыпавшееся пеплом. Щуколап бы посмеялся – зло, высекая на шкуре Карасика грязные слова, опустил бы в воду с головой, а сам остался на берегу. Тонущий Карасик – точно такой же осунувшийся и тощий, смотрел бы хмуро на своего недруга, пытаясь обнаружить хоть каплю жалости.
Он вздрогнет практически незаметно, вместе со своим отражением, опустит уши, едва слышит голос яркого оруженосца поблизости. Хочется схватиться за голову и дать остудиться – невнимательный Карасик совсем забывает о том, что не один наслаждается воспоминаниями прошлых лун. Вместо этого, хмурится, ерошит шерсть и резко поворачивает голову на Щегла, вглядывается в его морду, стараясь найти в ней подвох – совсем недавно говорящий о неумелом Карасике злостные слова, сейчас он спрашивает – не требует и не просит – о возможности обучения. Старше на пару лун – а уже хочет взять от жизни всё.
Губы вздрагивают в легкой усмешке – что же: Карасик научит.

Он не отвечает вслух, лишь двигается чуть дальше, позволяя Щеглу осесть где-то рядом, слегка пригибается к водной глади, стремясь обнаружить рыбку – голова загораживает отсветы природы – и, наконец, видит плещущегося малька.
- Важна реакция, - прерывает тишину, не отвлекается от рыбки: - И умения.
Вторит молчаливым воителям Речного племени, который Карасик расспрашивал несколько лун о рыболовстве. Не пробовал, оттого подрагивают лапы – не попробует, поскольку Рой Метеоров не умеет ловить рыбу. Жалеет, что оборвал все связи с Рыбкой – встречался бы на свободных землях да практиковал бы умения, в тайне от Сумрачных угодий.
Он вжимается лапами в землю, будто бы готов прыгнуть на рыбку, но вместо этого делает упор на задние лапы, передними стремясь – неловко, неумело – заскользить по водной глади, напрочь забывая о том, что вода – не такая твердая, как почва. На секунду Карасику кажется, что задние лапы будто бы отрываются от земли.  Позже понимает – не кажется.
«Утону, но останусь верным Реке»
Прокручивает раз за разом единственную фразу, жмурится, готовый столкнуться нос к носу с озерной гладью – с водным Карасиком, что так долго смотрел на него впалыми уставшими глазами.

Подпись автора

av. [c] Cat-With-Horns

+7

12

[nick]Щегол[/nick][status][/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon] 

     Под оценивающим карим взглядом Щегол держится стойко. Ему должно стать больно от того, как это детское, котячье раздумье - открыть взрослому свой тайничок с пёрышками и веточками, не засмеётся ли - смешивается с потухшим огоньком в запавших глазах. От застывшей горчинки в уголках рта. Должно. Но не становится. Словно что-то блокирует в нём сочувствие и жалость к чужаку с хрупкими белыми плечами. Нет в Щегле и желания ненавидеть его, заливать ядом - он не понимает, почему. Ведь наставник говорил, что в племени появится слабое звено - ненадёжное, чужое, непроверенное. Хорошо бы Щеглу сразу отвернуться от него - да не может, одаривает мягким яшмовым взглядом - давай, научи меня.
     Горло сжимает от жажды, хотя подбородок ещё мокрый  - жажды чего-то нового. Ему мучительно не хватает жизни в её красках, а беломордый скиталец так уверен в своей сладкой лжи, что Щегол почти готов поверить вместе с ним и отдаться мечте о прекрасной узорчатой рыбе, ждущей в озёрной пучине.   
     Щегол садится рядом - спокойно кивает в такт словам, как наставнику. Рыболов не смотрит на него - но видит его кивок в отражении на озёрной глади. Щегол не выказывает и доли насмешки - ему не до смеха, в горле потягивает от томительного желания. Каждой клеточкой тела следит за движениями своего нового учителя, словно в следующее мгновение свершится чудо.
     Свершается - громкий плеск заставляет Щегла невольно дёрнуться. Зрачки его расширяются. Рыболов поднимается от воды - его лапы пусты. Шерсть на щеках обвисла, с них - и с подбородка - текут струйки воды. Косточки его черепа жестко очерчены, а смертельно тоскливый взгляд вызывает у Щегла изжогу. Немного воды от всплеска висит каплями на носу и губах Щегла - он вроде и открывает рот, что-то сказать, но затем молча отворачивается. Отходит на пару лисьих хвостов и садится прямо перед водой. Какая разница, получилось у беломордого или нет? Может, он и не хотел ловить рыбу, просто показал Щеглу, как правильно биться водой о морду. Осудить всегда успею.
     Щегол, он же особенный. Наверняка особенный. Он смотрит в воду и ищет свою рыбу - вот же она, разве нет? Это огромное очертание прямо под водой. Это сом? Он не помнит рыб, кроме сома - сомом пугали в детстве. Не подходи к озеру, Щегол, на дне живёт ужасный сом, огромный, как палатка, тёмный и страшный.
     Но кто, кто, если не Щегол, его поймает?
Не выдерживает, с силой, достойной воина, он бросается на водную гладь - взрывает её лапами, тянется к своему сому всем телом. Жаль, что это всё-таки не сом, а просто подводный камень. Щегол понимает это, когда бьётся о него лбом и перед залитыми водой глазами пляшут искры. Он невольно глотает воду, вдыхает немного - искры сменяются красной пеленой, в голове воет страшный зверь.
     Щегол не успевает удивиться тому, как легко маленькая ошибка может сломать целую жизнь, как всё его тело исчезает под водой - там, где не место щеголеватой певчей птичке.

+5

13

Держится – мордой выныривает из прохладных вод – встаёт ровно на четыре лапы. Нос саднит, а сердце готово вылететь из груди – лишь бы только окунуться – ещё разок. Лишь бы впитать шкурой всё естество реки и закрыть глаза – отправиться по течению назад. Белая ворона среди своры дикий собак – он даже не похож на новых соплеменников. Его буйный нрав – стремительный поток воды. Их едкие взгляды – филины в кроне деревьев. Они отличаются настолько, насколько только может придумать природа.

Карасик выдыхает – будто чувствует себя в речной стезе – смотрит через плечо на Щегла в надежде, что огненный кот отступит от идеи ловли. Видит – только его лапы, погружающиеся в воду. Карася мутит – он не знает, что делать – в первые дни племени загубить расположение и оруженосца. Унесёт водная гладь под свою шкуру – Рой Метеоров не то, что домой не отправит – спустит за Щеглом.
Карасику не жаль горе-оруженосца – он самовольно отправился с ним. И Карасик может спокойно уйти, оставив Щегла гибнуть в плену озера. Да только лапы не слушаются – не двигаются с места. Беги, Карасик, беги; спасай свою белую шкурку, пока надзиратель остудил свой огненный пыл, пока его шерстка превращается в уголек. Беги и не оглядывайся назад.

Карасик не бежит – окунем ныряет в глубины водной глади, закрывает глаза, пока песок озерного дна плещется о веки, как о крутой обрыв, оседает на ресницах. Наощупь он ищет Щегла, и только тогда, выпуская носом пузырьки воздуха, хватает осевшее тело барахтающегося оруженосца, тащит за загривок наверх – наружу. Карасик не умеет плавать так, как умеют речные коты – его действия хаотичны – белобокому кажется, что он пару раз путается лапами в огненной шерсти оруженосца: саднит бока, как от огня, и даже вода не помогает остудиться. Не поможет и Щеглу, если Карасик не поспешит.
Воздух как спасительная капля благоразумия ударяет в голову, едва Карасик вдыхает его носом. Хочется кашлять, но вместо этого он сжимает челюсть сильней и отталкивается лапами от воды, дабы прижаться спиной к берегу. Молчит, испуганный тем, что вот-вот снова затянется на дно монстрами из глубин. Один – не привыкать. С Щеглом – нельзя. Кто еще принесёт в племя радостную новость о том, как речной самостоятельно избавляет Сумрак от обузы?
«Не стать Сумрачным рыболовами. Пусть продолжают питаться гнилью»
Лапы – речные. Держат на воде, остужая горячую голову Карасика. Начинает соображать, разворачивается к берегу.

Подпись автора

av. [c] Cat-With-Horns

+6

14

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0013/6e/7e/2/63270.png[/icon] 

     Щеглу кажется, что озеро закипело. Его тело сводит не холодом, а болью, распространяющейся от головы к каждому отдалённому звену. Оттого ему жарко, и страстно хочется вылезти из кипятка, пока не запахло варёной щеглятиной. Мог бы охнуть, когда пики чужих зубов вонзились в его загривок, но даже не понимает, что случилось. Нестерпимый жар отключает голову Щегла, и его среброгривому недругу приходится тащить к поверхности обмякшее тело, не имеющее возможности ни помочь, ни воспротивиться.
     У самой кромки берега Щегол приходит в себя и силой выдирается из хватки "соплеменника", не думая ни о своём загривке, ни о его зубах, которые мог выломать рывком. Дрожащие ноги подводят его, и он оседает на землю, спиной к своему спасителю. Беззвучно хватает ртом воздух, глядя перед собой, но ничего не видя - картинка никак не хочет становиться чёткой. Лёгкие терзает боль, он еле сдерживается от кашля - хорошо, что успел вдохнуть совсем немного воды, иначе наверняка лежал бы уже трупом.
     Щеглу крайне неловко и неуютно. Он чувствует, что пауза затянулась, но ему сложно прийти в себя и начать соображать. Протягивает лапу и касается саднящей головы - на подушечке остаётся небольшой кровавый мазок. Всё-таки, рассадил лоб о тот камень. Щегол разочарован. Не столько своим поражением, сколько тем, как банально всё закончилось. Озеро - просто большая опасная лужа, в ней нет никаких сомов из сказок, только мелкая рыбёшка, которая не стоит крысиного хвоста - и запах гнилых водорослей, которым он теперь и сам провонял. И всё же... он должен быть благодарен за спасение. Наверное.
     Чувствует ли Щегол благодарность? Нет, ему не особо жалко свою жизнь. Она всё равно скучная и обыденная - беречь её заставляет лишь инстинкт самосохранения, а не какая-то любовь и привязанность к себе и миру, в котором он живёт. Но Щегол неплохо вышколен и знает, что в таких ситуациях принято испытывать благодарность. А разве это не его принцип - ставить общественное выше частного?
     Должен что-то сказать. Что-то сказать. В голове по-прежнему звенит. Щегол позволяет себе сгорбиться, не думая о репутации. Беломордый всё равно выглядит не лучше него самого. Только не смотреть ему в глаза - до боли не хочется видеть это тошнотворное "я лучше тебя". Да пошёл он к воронам на ужин...
- Ну и... как тебя зовут? - выдаёт Щегол первое, что приходит в голову, сопровождая фразу невольным кашлем - его лёгкие хотят избавиться от водяных капель.

Подпись автора

av. [c] Cat-with-Horns

+2


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » не загораживай тьму


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно