warriors. wild at heart

Объявление

новости
    02.04.2021 добро пожаловать, дорогие и горячо любимые котики! хорошие новости: мы открылись. плохие новости: не имеются.
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » i don't wanna frighten you


i don't wanna frighten you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://imgur.com/UlG4duD.png
https://imgur.com/b8jLxVj.png https://imgur.com/Pl0iEab.png https://imgur.com/85YXCwW.png
свиристель & скворушка || human!au

in the dead of night, i'll be here by your side
ghosts don't sing, so you know that i'm alive
i still get the dreams and the feeling of doom

i don't wanna frighten you, the pills - they lie to you

.
you can't stop the time, when it's time that you go
there's no god, but it's better you know
i still get the dreams and the feeling of doom

i don't wanna frighten you, i don't wanna frighten you

[icon]https://imgur.com/8smYNyK.png[/icon][nick]сэмюел[/nick][status]личный сорт невротизма у сестры[/status]

Отредактировано Скворушка (2021-06-07 01:39:23)

+6

2

Сэмюел вздрагивает, когда перед его носом захлопывается дверь.

Всю дорогу домой они не разговаривают - поделом. Мэтт сидит на переднем сидении в такси, и время от времени видно, как заглядывает в зеркало заднего вида: медово-медные глаза задерживаются сначала на брате, потом на сестре. Изучают достаточно долго, чтобы вновь вернуться на дорогу, точно за рулём не мужчина средних лет, а он сам. Всегда внимательный, он таким остаётся и сейчас.

Мужчина не особо рад подвозить их троих. Мокрые от дождя проливного, грязные от асфальтной пыли и луж. У девчонки коленки усыпаны маковыми лепестками-ссадинами: чем они, втроём, занимались?

Вопрос остаётся витать лишь в его голове, неозвученный. Каждый из его пассажиров думает, что во благо. Ни лишних разговоров, ни навязчивых вопросов человека, которому должно быть всё равно: не его дело. Такстист оказывается хорошо воспитан, и до конца пути ни о чём не спрашивает. Парни и девушка ему за это благодарны.

В приёмной клиники смотрят УЗИ, дают необходимое лекарство. На ЭКГ показатели для Сэмюела выравниваются, стандартные, для любого другого - повышенные. Отпускают домой спустя четыре с лишним часа, и на улице уже рассвет. Благо, Мэттью берёт все разговоры на себя, пересказывает, что с Сэмом произошло, как обстояли дела последний месяц. Как обстоят в принципе.

А Скарлетт молчит. Молчит, и Сэмюел знает, почему: если сейчас скажет хоть слово, то уже не остановится. Выдернет из Сэма все приборы, да шнурами перемотает горло - удушит самостоятельно, коли это не сделало его глупое сердце.

Глупое, как оно надоело.

- Скарлетт, - зовёт сестру, ладонью накрывая светлое дерево двери: шершавое, оно нравится девушке с той самой секунды, как они оказались на пороге квартиры, которую снимали наперекор родителям. Улыбается и говорит уверенно, ещё даже не заглянув внутрь: "кажется, это та самая".

Семья Скарлетт и Сэмюела достаточно обеспечена, чтобы предоставить своим чадам жильё в престижном районе, но брат с сестрой не были бы самими собой, если бы приняли подобное предложение. Новостройка им казалась вечно безлюдной, а в просторной квартире с панорамными окнами создавалось ощущение отчуждённости: точно никто не живёт здесь вовсе, и каждый предмет мебели не более, чем предоставленный на смотрины потенциальным покупателям каталог.

Парень легко толкает дверь - не поддается. Дёргает ручку - сестра замок заперла.
Хмурится, единожды бьёт кулаком.

- Скарлетт, хватит. Открой! - только в ответ ему одно лишь птиц пение на улице, разбуженные ещё задолго до их приезда первыми солнечными лучами рассветными.

Сэмюел прислоняется лбом к косяку.

"Она права," - так сказал бы Мэтт, не открываясь от экрана телефона.
"Согласись, ты заслужил," - так бы ответил Мэтью, наливая в кружку растворимый кофе, который Скарлетт терпеть не может.
"Сэм, ты проебался," - положил бы руку ему на плечо, преободряюще констатируя факт.

Кажется, неизменный и вечный.

Светло-карий янтарь смотрит на собственные руки: всё ещё остаточно дрожат.

- Прекрати. Я знаю, что ты стоишь там, за дверью, и слушаешь, - начинает тихо, накрывая бледной ладонью солнечное пятно на стене.

Так она делала с детства, когда слушала, как мать или отец разговаривают с Сэмом наедине.
Так делала, когда он оставался один на один со своими мыслями, дымя на кухне очередную сигарету.
Так делает сейчас, ожидая, что у него проснётся совесть.

Она всегда просыпается, даже раньше положенного.

- Прости, мне следовало быть осторожнее. Такое больше не повторится, - "что за жалкая попытка" - проносится в голове стремительной стрелой, которая попадает не в цель, но далеко по оси.

А дверь также остаётся запертой - поделом.

[nick]сэмюел[/nick][status]личный сорт невротизма у сестры[/status][icon]https://imgur.com/8smYNyK.png[/icon]

+7

3

Чувство острое краеугольное в щепки разбивает щит: то, что недавно лишь немного зудело — начнёт кровить. Скарлетт молчит, хмурит брови чуть сильнее обычного и, так странно: сердце как будто немеет. Разум твердит наперебой «скоро отпустит, милая»; Скарлетт кивнёт в ответ, но опять поцелует любимый камень напоследок, положив его себе же на грудь, и кинется на самое дно, а оно всё сплошь в бутылочном стекле да в иглах. Нутро снова кричит от этой не_физической боли, что мешает сделать выдох и оседает дымом в лёгких, остаётся линиями на внутренних сторонах ладоней, и Скарлетт несколько раз вздохнёт тихо, моргая быстро-быстро; на улице — собственный океан.

Смотрит в окно автомобиля на расплывчатые линии света, голову на брата даже не поворачивая, а саму разрывает от потока мыслей. То ли кричать, то ли плакать. Вместо этого молчит, мысленно считая собственного сердца удары. Парочку, конечно, пропускает — закусит губу, пропустит волну мурашек по телу и ногтем раздерёт красный бутон на коленке. Протяжный выдох.

Скарлетт точно знает, чем всё могло закончиться. Сгнившими корневищами, вырванным с мясом нервом и лиственными болотами — тыкай их, словно палочкой, выбеленным ребром, но даже не попробуй пройти вброд. Им конца и края нет. Всё, что осталось бы ей: покориться и сдаться. Догорит пожаром, растворится черным илом, нежно губами коснётся макушки на прощанье и оставит на этом берегу дожидаться последнего часа. А пока попросит посидеть тут немного и покрыться кукушкиным льном также, как забытые в библиотеке книге покрываются толстым слоем серой пыли.

Всё могло закончиться здесь и сейчас, если бы Скарлетт и Мэтт были чуть глупее-медленнее-пьянее.

Проклянёт себя, дуру, что вытащила их на улицу, что поддалась эмоциям, убегая вперёд, и что всё внимание было не на Сэма. Заречётся думать ещё раз, прятать таблетки Сэма во все сумки-карманы (не его, так свои), и никогда, НИКОГДА больше не быть такой идиоткой.

                (жаль только, что заранее знает —
                                не получится).

Волосы липнут к лицу, а тело дрожит из-за холода; Скарлетт этого будто не чувствует. Содрогается, хватает себя за плечи до побеления кончиков пальцев, и нервно губы кусает почти до крови. В больнице пахнет лекарствами и кварцем. Запах слишком знакомый, потому и ненавидит. Сознание само рисует возможный итог, и думать об этом, как ни старайся, не получится. Что, если бы.

Пока едет в такси — что, если бы.
Пока поднимается на лифте — что, если бы.
И даже когда дверь перед Сэмом захлопывается — что, если бы.

У Скарлетт щиплет глаза и свербит в носу, а ещё трясутся руки и дыхание перехватывает через раз; первое, о чём она думает — простыла, конечно же, и только затем понимает, что дело не в этом. То ли боится, то ли злится. Ручку дверную сжимает, ладонью в дерево упирается, и слушает, слушает.

Говорят, что тем, чем болел однажды, проще переболеть. Говорят, что со временем ко всему привыкают. Говорят много чего, но сказки, замешанные на крови, впредь не покинут черепную коробку. И когда Сэм извиняется, говорит, что такого больше не повторится, Скарлетт до боли в сердце хочет ему верить, но чертовски боится. Потому что разум хуже любого снайпера — каждый раз попадает точно в цель. Потому что верить и надеяться в то, что всё будет хо-ро-шо — глупо; в самом конце всё равно останешься с дырой прямо по центру груди. Уж этому Скарлетт научилась крепко-накрепко, едва ли не в заповедь возводя. Ей до дрожи не хочется, чтобы Сэмми совершал новые ошибки, состоящие из старых, и ещё больше не хочется разочаровываться в том, за кого она так держится.
нет, не так.
в том, кто держит её.

— Нет, — коротко, резко, словно чужим голосом. Спиной к двери повернётся и тупо уставится в пол, прокладывая меж бровей морщинку. — хватит с меня.

Потому что Скарлетт — устала. Устала чертовски. И потому что Сэм думает о ком угодно, но не о себе, принуждая к этому её. Сказка, влачащаяся вдоль дорог, да каждый раз ведущая в одно и то же место. А Скарлетт не может ничего, кроме как молчать с усмешкой и верить в чудо, "на всякий" держа за пазухой патроны. Потому что боится признаться, насколько трудно хранить под ребрами эти чувства, не зная, как их наружу вылить.

То, что происходит внутри, смешалось в одно расплывчатое пятно.

— Ты хоть понимаешь, как тебе повезло?

[nick]Скарлетт[/nick][status]к чёрту[/status][icon]https://imgur.com/uWfs4YA.png[/icon]

+5

4

billie eilish - hostage

Голос резок, но сочится тихой пылью, ломкой и сухой. Совсем лишённый всякой жизни, что пропитала её насквозь, что должна гнать по венам кровь и заставлять сердце сильное биться раз за разом: теперь в нём одни лишь её чувства, точно кем-то опошленные, перепачканные в сырой земле - там им и оставаться закопанными.

Он сестру не видит, но несложно представить, как стоит, спиной прижавшись к входной двери. Как рассветные, мягкие лучи из панорамного окна невесомо огибают ямочки ключиц, её худые угловатые плечи. Как тенью тёплой на стене обрисуют силуэт, и она покажется на фоне пятна чернильного такой маленькой. Беззащитной.

Сэм знает, это то самое и, возможно, даже единственное, что Скарлетт терпеть не может - быть уязвимой.

А сейчас вся она как один оголённый нерв, сплошная открытая рана - из-за него. И Сэмюел понимает, что где ни тронь, то кровоточить начнёт с новой силой, воспалённое и без того, останется новыми извилистыми трещинами на её коже бледной; разрушится то, что там долго выстраивала, что берегла. И сколько ещё будет таких поступков впереди, имеет ли право он ей что-то обещать?

- Но вы были рядом, и всё прошло, - осторожно, мягко и негромко.

У серого много оттенков: начать с мокрого асфальта, а закончить тускнеющим пасмурным небом. Тень фонаря вечернего под козырьком парадного, чья-то далёкая речь случайного прохожего. Чей-то взгляд, что становится сталью: раскалённая, некогда маревом серебристого тумана - теперь прожигает насквозь.

У алого ещё больше: припухшие от слёз веки, искусанные в ожидании губы; натянутые струны нерв и сухожилий, стёсанные в падении коленки; свободный, просторный свитер; колкое слово вперемешку с самым сокровенным; у одной только любви оттенков - на каждую симфонию будет свой.

У отягощающей злости, страха и боли - сразу оба, да смешанные с синим, какими бывают вены на запястьях.

- Мне жаль.

Скарлетт имеет полное право на него злиться. А Сэмюел...

Что ему ей сказать? Если в одной только фразе, что говорит сквозь преграду ему - вся правда мирская.

Понимает ли он? Вряд ли. Мэттью с сестрой были с ним: ничего бы не случилось. (дробью отравленной щебечет в голове)

Внутри только что-то пустое, остаточное, засевшее так глубоко, что вовсе не достать. Что-то очень важное, связывающее их друг с другом крепко-накрепко, а его - с самим с собой, чтобы мыслить, поступать и чувствовать правильно, а не наперекор холодной голове. Чтобы вровень ощущать сердца драгоценный стук каждый раз, а не нестись вперёд, куда - ведать не ведает, но лишь бы подальше от того, что вот-вот стремится нагнать.

- Я был невнимателен, - к себе; к последствиям; ко всему происходящему, - Не хотел, чтобы так произошло.

Кажется, что он слышит чужое дыхание сквозь стену глухую: совсем на неё не похожее.

Все слова путаются, хотя с сестрой - всегда о чём угодно, без опаски и переглядок. Не нужно подыскивать правильных словосочетаний, не нужно думать над интонацией. Всегда понимали друг друга с полутона, а сейчас - ком тяжёлый, шипами розовыми вспорол горло и слизистую; на губах горит лишь одно желание: задохнуться.

В собственных воспоминаниях, которые прочно засели и не желают отпускать. Затянули ему запястья, намертво перевязав морскими узлами: останутся плети следов на выпирающих костяшках, а потом неизбежно загноятся до самых костей.

Хочется закрыть ладонями уши, прижать посильнее, чтобы голоса все затихли: остался лишь один, что твердит его разумом. Чтобы сердце, изношенное и бесполезное, перестало царапать лёгкие, дабы до рёбер добраться, вырваться наружу со всем тем скопом надорванных и обезображенный наваждений, что он запирает на глухой, проржавевший замок.

- Скарлетт, - снова зовёт; тщетная попытка достучаться. (когда ей больно, ему ещё больней)

- Я знаю, что ты права. Ты права каждый раз, а я--, - тонет его осипший от дождя голос; горло дерет, и Сэм замолкает, точно спотыкнувшись на слове.

Разворачивается спиной, с ломким звуком припадает лопатками.
Опускается вниз; затылком упирается в дверь.

А он?

- А я в который раз оступаюсь, и не могу ничего исправить. Ни сегодняшнюю ночь, ни того, что было ранее.

Взгляд чужих знакомых до скулящей боли глаз так и останется сталью.
А сестра не откроет дверь.

[nick]сэмюел[/nick][status]личный сорт невротизма у сестры[/status][icon]https://imgur.com/8smYNyK.png[/icon]

Отредактировано Скворушка (2021-06-07 21:14:19)

+5

5

Скарлетт сжимается, трясётся забытой дворнягой, что прячется по углам — накорми, поиграй и выброси. В детстве она ломала о реальность локти, а теперь об неё же бьёт мечты. Слово даст фору и воробью, и пуле, и всему, что летает, что имеет вес; слово — иголка, засевшая в голове. Все те чувства, что находит внутри — прорешетят, как дробь. Пропитают, как дождь, и от них останется только под саван лечь. Заколотить крышку гроба дубовую, опуститься на шесть метров под землю и не вставать никогда.

Сэмюэл — мог быть единственным, кто бы видел, как ей сложно всё это даётся. Как ломает себя в крошево, не открывая дверь, как ранки на коленях ногтями длинными ковыряет, как за голову хватается, лишь бы не слышать ни его, ни свой голос. Мог бы, но не.

— А если бы не были? — громко, резко, подавляя дрожащие ноты в голосе; всё, лишь бы дальше быть (казаться?) сильной. — если бы, блять, не были?! — бросит взгляд лазурный через плечо, искоса, да брови вскинет то ли в удивлении, то ли в гневе зарождающемся. — ты бы сейчас так и лежал на асфальте, а я бы даже не знала где ты, пока утром мне бы не позвонили из‐‐

Осекается. Сглатывает, губы в трубочку складывает и протяжно выдыхает, хмурясь от подступающему к горлу чувству.

Морга.

Выжать б до брызга и выплеснуть погань, из сердца каленым железом прогнать. Каждый раз высаживает новые цветы, растит собственный сад, да со временем тот сорняками обрастает; каждый раз, когда с Сэмом что-то случается. Скарлетт как будто бросается с обрыва опять и опять, а потом воскресает, чтобы начать заново.

                  лодка душевного равновесия качается у причала;
          солнце делает круг от конца до начала.

ЖАЛЬ застревает костью в горле. ЖАЛЬ холодным лезвием проходит по коже. ЖАЛЬ по ощущениям как последний день помпеи.
Когда теряешь любимую игрушку, с которой не расстаёшься с детства — это жаль.
Когда не успеваешь запрыгнуть в последний автобус — это жаль.
Но когда тонкая нить жизненности едва не рвётся на две части — это, Сэм, не жаль.

— Ты постоянно так говоришь, — руки вскидывает, отрывая от мокрых волос, и злится. — «не хотел», «так получилось», «это вышло случайно», потому что никогда не думаешь обо мне. Окей, плевать. То, что ты о себе не думаешь — к этому я уже привыкла. Но ты хоть представляешь каково мне? Я постоянно только и делаю, что трясусь из-за тебя, Сэмми. А сегодня я думала, что ты сдохнешь там, на этом сраном асфальте!

В этой чаще бегает серый волк, и рыщут голодные коршуны. Там топь сырая, болотце, край, а торфа столько — хоть ешь, хоть жги. Сейчас Скарлетт нужно сделать то же, что и много раз до этого: закрыть глаза. Притвориться, словно ничего не видит, ничего не слышит и ничего не говорить. Притвориться (опять. снова.), что ничего такого страшного и не случилось вовсе, потому что так будет лучше для них обоих. По крайней мере сейчас.

Только вот она не может. Натерпелась. Хватит.

Сердце трепещет в клетке из рёбер; поди-разбери — ей ли так больно, или это его. Всегда чувствовала на расстоянии, всегда знала, что болит, и старалась быть для него путеводной звездой. Вкладывала чужую душу в ладони, согревала, наполняла чашу бездонную светом и отдавала всё до последней капли, себе ни чуть не оставляя — возьми, Сэмми, тебе нужнее. А уж Скарлетт как-то справится, сдюжит. Взвалит на плечи хрупкие две жизни и шею себе же не переломает, потому что так нужно. Потому что так хочет.

А теперь стрекочет что-то над ухом, скалится, хохочет, и броня золотая трещинами покрывается как паутиной. Продержаться бы ещё немного.

Снова тишина в ответ на чужой голос. Скарлетт лицо руками закрывает, глухо ударяясь затылком о дверь, и сто раз подряд задаёт себе один единственный вопрос: почему. Он оседает пылью где-то внутри, обвивается вокруг тонкой шеи и узел элегантный повязывает.

                  будь умницей.
         будь умницей и полезай прямо в петлю.

Хочет как в детстве: обнять крепко-крепко руками за шею, зарыться носом в угольные волосы и вдыхать знакомый запах морской соли и мяты. Напевать себе под нос что-то, и чувствовать, как его рука гладит длинные русые волосы, выгоревшие на солнце. А потом переплетать пальцы и бежать сквозь длинные травы полевые, чтобы обязательно споткнуться и вниз по склону, громко смеясь.

— Так исправь, — просит, пожалуй, слишком многого; для него уж точно. — просто возьми и исправь. Хватит постоянно извиняться и оправдываться, начни, наконец, брать на себя ответственность, и думай хоть немного головой.

Потому что она — устала. Никому об этом не скажет, не позволит увидеть даже намёка, ведь так она привыкла, но скопившаяся усталость никуда не денется. Также, как не делись и монстры под-кроватью; они просто стали другими.

[nick]Скарлетт[/nick][status]к чёрту[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3ce92.png[/icon]

+4

6

it's dark enough, the moonlight doesn't show
and all my love could never bring you home

Развешанные ею заботливо фонари по кирпичным стенам трещат изнутри заряженной полоской тока, наконец лопаются. Искры жалят кожу безболезненно, задевая лишь души струны - оказывается, это куда хуже. Заканчиваются все их вечеринки, гаснет свет в распахнутых окнах, и ставни запираются на замок. Силуэты становятся лишь тенями, теперь незнакомыми, истязают голову напоминаниями, но совсем скоро исчезнут вовсе. Память, она ведь не вечна - заменяет одно на другое в случае ненадобности.

Забавно, что с ними двумя это никак не сработает.

we're both too young to live and die this way
a sunny summer day, with so much left to say

Ему на эти слова лучше не отвечать: Скарлетт злиться, но фразы, произнесённые сгоряча, пропитаны не только слепыми эмоциями, как это бывает с Иви.
Могли рядом с ним не оказаться, и тогда серая футболка также бы прилипала мокрой тряпкой к телу, кожа остыла вовсе не от дождя, и лицо, которое кажется ей родным и любимым, навсегда застыло бы в выражении, ей незнакомом до сих пор.

Стало бы последним, что ей о нём теперь известно, и время не вылечило бы, а память бы не стала её подводить, стирая из подкорки ненужное.

"Если бы" - слишком расплывчатое, лишённое всяких границ, и оттого настолько его отталкивающее.

"Если бы" - и он не встретил Мэтта, никогда с ним так и не познакомившись, не сдружившись.
"Если бы" - и они бы с Люком никогда не смотрели друг на друга так, как сейчас.
"Если бы" - и он продолжил бы заниматься фехтованием, однажды добравшись до турнира, оправдая все родительские ожидания.
"Если бы" - и он перестанет терзать себя осознанием, что "может быть", "случись всё иначе", "если бы однажды"--

the day you couldn't stay
you made me wanna pray, but i think God's fake

"Если бы" - но он постоянно "говорит одно и то же".

Сэм затылком прикладывается к сухой двери.

Он устал. Устал каждый раз испытывать одно и то же чувство вины, одну и ту же тоску, просто непросто одно и то же. Устал оборачиваться каждый раз, обещая себе больше не. Устал одёргивать себя на полуслове, зная: всё верно, всё на своих местах, а на деле лишь в очередной раз собственными же словами получать под дых.

Я всё это знаю, но как же мне, чёрт возьми, объяснить это всё не только своей голове.

Скарлетт не нравится чувствовать себя уязвимой. И вот она здесь, перед ним, обнажённым лезвием рубит с плеча, разбивает руки в кровь, пытаясь достучаться. И разделяет их вовсе не эта стена, что образовалась сейчас, потому что дверь захлопнула. Что-то ещё, что так долго назревало, а теперь расцвело цветком отравленным. Изнутри гложет, крутит, снова и снова болит, то ли острым шипами впивается в жизненно важное, то ли плетями-удавками, точно вьюнок или виноградная лоза, душит и кости ломает в объятиях.

Ведь между ними никогда секретов не было, почему же сейчас говорить оказалось столь трудно. Потому, что молчание продлилось слишком долго? Или, может быть, то обман, и Сэму просто кажется, что сестра понять не сможет?

Ведь мягкая, не лишённая лукавого света улыбка всё также появляется на губах, когда встречаются с Люком.

but i love you more and more
more and more, and more than you will ever know
you will never know

"Я хочу" - просится из груди, застывает у солнечного сплетения.
"Я не могу" - леденеет внутри, дрожью немеет под рёбрами.

"Помоги" - шёпотом и лишь одними губами, в немой, проклятой мольбе.
"Не оставляй" - скованно цепями, раскаленное, оставляет волдыри.

you will never know

Сэмюел смотрит через плечо, взглядом янтарным мешая золото с пылью света из бледного окна напротив.

- Исправлю, - говорит тише, как если бы она была совсем рядом с ним; как если бы прислонялась спиной к его спине, царапала своими худыми лопатками его ломкий позвоночник; как если бы чуть-чуть откинула голову, и волосы бы русые рассыпались ему на плечо.

- Обещаю тебе, - костяшками касается двери, как если бы на самом деле её бледной в утреннем рассвете щеки; знает, почему колит снова в груди, - Только не плачь.

and i'd love to let you go

[nick]сэмюел[/nick][status]личный сорт невротизма у сестры[/status][icon]https://imgur.com/8smYNyK.png[/icon]

Отредактировано Скворушка (2021-06-08 23:04:06)

+4

7

Скарлетт злится, потому что не слышит. Снова ожидание испепеляет собою реальность, надежды разнося по ветру точно горький пепел. В голове своей расписала от и до — то, что хочет сказать сама, что должен сказать Сэм, — линиями красными меж собой соединяя, но в ответ одна тишина, перебиваемая стуком дождя.

Они стоят в полумраке прохладном, и нелепо, невнятно, нескладно, сердца обоих шепчут — ты меня не бросай.
Глупое, глупое сердце. Выдрать бы, да вытравить, как чумную заразу. Заковать в тиски железные, залить оловом и не чувствовать. Но Скарлетт так не умеет (разве что делать вид), потому и рвёт себя на мелкие куски каждую секунду, сидя на полу в прихожей.

Сэмми больше не маленький мальчик. Не позволительно плакать над содранными локтями, выроненным мороженым и поломанной игрушкой [теперь в пору рыдать над упущенными возможностями]. Не нужно за него трястись осиновым листом и держать за руку крепко, боясь потерять однажды. Пора отпустить также, как гавань отпускает корабли; разбиться о скалы морской пеной.
Сэмми больше не маленький мальчик.
Она спокойно бы приняла это, только знает, что не сможет.

Смотрит на него, а в глазах всё та же широкая улыбка, яркий смолистый взгляд и появившиеся от солнца веснушки на бледной коже, которые пройдут вместе с летом. Скарлетт себя одёргивает за рукав всякий раз, запястье изо всех сил сжимая, и улыбается как ни в чём не бывало; из них двоих выросла не только она, пора бы это принять. Образу фантомному вторит всякий раз уходи, уходи, уходи, и тот на время отступает, оборачиваясь уже совсем взрослым парнишкой.
Впрочем, привычка брать на себя слишком много (давать обещания, которые он так и не выполнит), никуда не делась даже с возрастом.
А Скарлетт продолжает делать вид, что ему верит, заранее зная, чем для неё это обернётся; раздробленной грудиной.

"всё в порядке" — любимая его фраза;
"всё в порядке" — он снова врёт.

Знает, потому что из раза в раз делает то же самое.

И Скарлетт сдаётся. Идёт к нему по шиповнику, по камням, по битым стёклам. Без брони, камуфляжа, без запаса галет — и сухие ветки за ребра трогают. Царапают, терновым венком на голову светлую ложатся, хватают за светлую кожу когтистыми лапами и смеются в самое ухо: дура. А она упрямо мастерит надежду из ржавых гаек, бережёт, упрятав, как жизнь — кощей, и блюдёт. Ещё один (не)последний раз.

Дверной замок щёлкает несколько раз и Скарлетт ломает стену меж ними. Смотри, руби и режь.

— С чего взял, что буду? — брови сводит к переносице, позволяя молчанию на несколько секунд повиснуть над головами вместе с тяжёлым взглядом цвета дождливого неба. А потом бьёт его кулаком в плечо — сильнее, чем хотелось, слабее, чем следовало, — и с губ срывается короткое: — придурок, — чтобы руки вновь протянуть к огню.

Она жмётся к нему забытой вещью, нашедшей свой дом, обнимает так, словно в самом деле с того света вернулся, и жмурится, кусая нижнюю губу. Чёрные волосы пахнут сыростью, таблетками и чем-то ещё, но Скарлетт не важно. Всё в принципе перестаёт быть важным, когда он оказывается в её ладонях.

— Но я всё ещё злюсь, — отстранится на вытянутых руках, пальцами цепляясь за чужую футболку. — и если я ещё хоть раз увижу тебя без таблеток — клянусь, — ты тут же отправишься в стационар.

Скарлетт молчит всегда навзрыд, потому что надо удержать в себе этот дикий вой: всю жизнь пытается исправить это; асфиксию, язву, шкатулку, скорбь. Изловить, связать, заковать браслетом и спустить в мрачный подвал, чтобы осталось только светлое и тёплое. Спрятать дрожь в карман и изображать внимательность, пока внутри шатается целый мир.
Не надо тут этих «сложится», просто бери и складывай — тут не математика.
Но пока она берёт Сэма за руку и уводит за собой.

— Я бы не смогла долго на тебя обижаться, потому что хочу кое о чём сказать, — копошится в бесконечных кружках, выискивая его любимую, и засыпает в неё смесь трав. Взгляд бросает молчаливый через плечо, мол, тебе сегодня только чай и положен, а себе достаёт бутылку красного вина, подаренную бабушкой в один из частых визитов к ней. К Сэму лицом поворачивается, руками опираясь о кухонную тумбу, и взглядом скользит вверх-вниз, будто бы подбирает нужные слова, хотя на самом деле нужных просто не существует.

Здесь как учиться плавать: прыгай и погружайся в воду, надеясь, что с головой под неё не уйдёшь.

[nick]Скарлетт[/nick][status]к чёрту[/status][icon]https://imgur.com/uWfs4YA.png[/icon]

+4

8

дай боже знать, о чем молчат
те двое спят, сомкнув уста

Щёлкает старый затворный замок, и дверь открывается внутрь квартиры, застав его врасплох. Оступается, неосторожно, от неожиданности. Поднимает голову, встречаясь с влажным янтарём напротив: толика укоризны, оставшейся в глубине души обиды - что бы она ему не говорила; и, конечно же, она не плачет.

Удар в плечо выбивает изнутри глухой, короткий вдох. Сэм хочет что-то сказать ей, но замолкает, когда руки худые обнимают крепко за талию. Щекой к его шершавой, высушенной в больнице толстовке: пахнет пылью белоснежного бетона, безжизненной плиткой кафельного покрытия в палате приёмной. Пахнет лекарствами, и запах этот столь чистый, что воспаляется всё внутри: сушит на языке и слезится под ресницами.

Сэмюел прикрывает глаза; кладёт ладони на плечи хрупкие; обнимает в ответ.

скажи, зачем живет она
любовь, что яд, любовь, что смерть

лишь бы не снилось счастье в ночи
всё ль позабылось? только молчи

Он только сейчас видит, какая она на самом деле маленькая. Никогда не позволяющая ему опускать руки, сейчас жмётся, точно раненая пичужка, у которой сломано крыло. Вся сжалась, зажмурилась и едва дышит, будто бы боится спугнуть его: стоит ей шелохнуться, как Сэм исчезнет, и самый страшный её сон обретёт черты, тени сплетутся между собой и станут реальностью. Но Сэмюел здесь, рядом, осторожно прижимает к себе в ответ, чтобы почувствовала столь необходимое ей тепло, вслушалась в учащённое сердцебиение в груди: знай, что оно твоё.

слезы катились сквозь сердце в ручьи
ночью приснились руки твои

Плечо не ноет и не болит: удар Скарлетт напоминает о себе лишь тем, что является её привычным жестом, чтобы его проучить. Лёгкое и полупрозрачное, только пыль на солнечном свету, воспоминание из детства, когда обижалась и дула губы. Аккуратное напоминание о том, что она до сих пор рядом, всё также стремится уберечь от всех невзгод, заранее зная - не всегда получится. Сэм опускает голову, подбородок кладёт девушке на макушку.

Он не имеет права судить: сестре просто-напросто хочется, чтобы у него всё было хорошо. Поэтому дверь с глухим грохотом закрывается, стоит ему ступить на порог. Поэтому с горечью в голосе говорит с ним, поэтому так обжигают грудь раскалённые угли эмоций.
Естественное, очень нежное желание, которое он и сам испытывает по отношению к ней. Её счастье для него драгоценно, так стоит ли Сэму напоминать Скарлетт - они давно не дети, - коли она так искренне хочет быть рядом.

и все цветёт в их глазах
и боли нет, и меркнет страх

Квартира встречает брата с сестрой ломкой тишиной. Забыли закрыть окно, когда уходили - утренняя влажность пропитывает смятую постель, где валялись втроём. Проигрыватель едва слышно шипит, давным-давно закончив пластинку: Сэмюел выключает, в сторону отодвигая иглу и убирая чёрно-пепельный диск в картонную коробку без имени: Скарлетт приносит его однажды вечером из университета. Собственно, из-за этого им и приходится обзавестись проигрывателем.

- Значит, я счастливчик, - облокачиваясь о стену, шутливо отвечает на чужое заявление о его отсроченном приговоре; взглядом светлым обводит очертания их маленькой кухни: сестра умудряется найти ещё одну бутылку вина, хотя, казалось бы, откуда у них столько алкоголя?..

Вновь возвращает взгляд к девушке и невольно замирает: выражение лица почти серьёзное. Бывает, как Сэму известно, далеко не так часто.
Не к добру?

- Ого, - сосредоточенно отзывается, притягивая к себе кружку тёплого чая: осознаёт в контраст с собственными ладонями, что замёрз, - Вот это выражение. Что-то случилось?

[nick]сэмюел[/nick][status]личный сорт невротизма у сестры[/status][icon]https://imgur.com/8smYNyK.png[/icon]

Отредактировано Скворушка (2021-06-11 01:25:57)

+3


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » i don't wanna frighten you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно