warriors. wild at heart

Объявление

новости
    02.04.2021 добро пожаловать, дорогие и горячо любимые котики! хорошие новости: мы открылись. плохие новости: не имеются.
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » come down


come down

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://imgur.com/uCaQel1.png

come down
сезон Юных Листьев ; лагерь Грозового племени, речушка

gang of youths - achilles come down

Искролапка & Скворушка


today of all days, see
how the most dangerous thing is to love
how you will heal and you'll rise above


Скворушка, не способный заснуть после тяжёлого дня, решает покинуть палатку оруженосцев и пройтись. Как оказывается, подстилка Искролапки пуста.
°
х р о н о л о г и я
утренний патруль ; уборка палатки предводительницы            тренировка под руководством Лиса            поздний вечер и беседа оруженосцев


Отредактировано Скворушка (2021-07-13 20:51:42)

+2

2

❝ Надеюсь, я достаточно помозолил тебе глаза полуденным патрулированием... ❞

И Лебединый на него больше не смотрит. Ему и не нужно: в отражении скоротечного золота он увидит свой застывший триумф. Поныне и впредь - то, что тусклым туманом обволакивает чужую радужку глаз, теперь немного даже прельщает и вьёт из сердечных жил змеиные клубки. На какое-то время этого достаточно.

Скворушка ведёт чёрными плечами, когда смеркаются небеса. Силуэты оруженосцев в полумраке палатки символизируют долгожданный покой: кто-то перешёптывается тихо о пережитом дне, кто-то просто без сил хочет уснуть. У монохромного под рёбрами игла - ему не нужно ни то, ни другое.

Лёгкие сжимаются, становятся в разы тяжелее: разучится дышать на сутки, стоит когтям пройтись по боку. Взгляд опаляет ледяным студёным пламенем под подбородком: лапа замахивается над его мордой, безошибочно и безоговорочно точно.

Взгляд устало бродит по лагерю, но не в поисках отдыха: что-то внутри исходит ломкими узорами трещин, иссохшими ветками оплетает сердце, царапает шипами обломанными - оттого больней. Никогда не мог и не хочет иначе: в поединке, который организовывает глашатай, ничего кроме личного нет. Личное, смешанное с отточенными движениями, с холодом мёртвых улыбок и красном разводе на его щеке. Спустя луны на плече под шестью короткой останется шрам.

Скворушка под тенью деревьев сам превращается в оную. Одна из десятков, что прячется в каждом встрепенувшемся листе, ежится и когти точит о корни витиеватые. На душе тревожно, и под покровом ночи нет свидетелей тому, что плещется в янтарном взгляде.

Смог бы он ударить в ответ?
Нет.

Оруженосец поднимает глаза запоздало, поймав на себе взгляд огненно-рыжей кошки.

Со вздохом на мгновения отводит взгляд, понимая, что мрак не укроет царапин.
А значит, не скроет его от вопросов Искролапки, которая тоже не спешит в палатку оруженосцев.

- Не спится? - негромко интересуется, присаживаясь рядом и оплетая лапы тёмным хвостом.

Отредактировано Скворушка (2021-07-14 10:19:00)

+4

3

Замерла медным изваянием, изъеденным ржавой коррозией времени, будто сидит на берегу ручья не десять минут, а десять вечностей. Смотрит на несущую свои чистые прозрачные воды струю воды, ловя мимолётные взгляды себя самой, проскакивающие то и дело в игривых пенящихся о выступающие камни слоях пронизанного пузырьками зеркала. Шерсть слегка растрёпана на боках и спине, колючками на плечах топорщится, и не все пылинки вычесаны из неё - вечерним туалетом заниматься неохота.

Чувство неудовлетворения жгучей змеёй крутится под сердцем, где-то в желудке, быстрым раздвоенным жалом посылая тонкие острые импульсы по всему телу, обжигая. Эта змейка напоминает ту, с которой они играли в походе за кошачьей мятой. Воспоминание о том славном деньке греет, но змея внутри от этого только свирепеет и принимается извиваться с новой силой. Вид залитого солнцем леса и сладковатого запаха мяты перекрывается зрелищем душной пропылённой палатки, вкусом затхлого мха на языке - ещё и потому не хочется умываться; Искролапка уверена, что её бока насквозь пропитались той же сухой мховой затхлостью. В собственном неверном отражении за ухом она может различить зеленоватый клочок мха и досадливо дёргает головой, пытаясь сбросить его, но маленькая дрянь уцепилась за ухо, как репей. Искролапка рычит сквозь зубы. Если бы её взгляд обладал извечно приписываемым ему свойством, ручей бы давно вскипел и запузырился.

Шорох позади заставляет резко, с рывком обернуться, так что позвонки в шее хрустнули; рдяная напряжённо-агрессивно вострит уши, но уже через миг узнаёт в щуплой чёрно-белой фигурке Скворушку. Говоря откровенно, в полутьме заметны именно белые пятна его шерсти, будто котик наполовину уже растворился в тенях и бессилен исчезнуть в них полностью. Вздыхая, он отводит глаза, в желтизне которых плещется чувство, которое Искролапка не успевает ухватить. Она и сама со вздохом расслабляет сведённые судорогой плечи, ненадолго опуская веки. Она-то почему-то решила, что по её душу сама предводительница заявилась - нашла колючку в подстилке, не иначе. Но нет.... нет. Даже жаль немного.

- Привет, Скворушка, - ворчит, снова уставясь на воду.

Звучит это, конечно, не слишком дружелюбно; но на то он и Скворушка, чтобы не лезть с расспросами, а тихо усесться рядышком и терпеливо дожидаться, пока вулкан под именем Искролапка прорвёт неудержимой волной выплёскиваемых эмоций - во всём племени не найти лучшего слушателя и собеседника, чем тихий чёрно-белый птенец, чьё тепло солнечных глаз не раз и не два рассеивало мрачную тучу недовольства вздорной подруги. Она с глухим стуком бьёт хвостом по земле, дёргает усами в раздражении, пока, наконец, напряжение внутри не достигает своего пика.

- Ей обязательно было так со мной поступать, да? - рявкает она, ероша шерсть на хребте. - Песнь Звёзд! - рычит ставшее ненавистным за сегодняшний день имя, наткнувшись на мягкий невысказанный вопрос Скворушки, наклонившего кончики ушей в её сторону. - Я в чём-то провинилась, или что? Вечно всё так несправедливо!

Рывком поднимается на лапы, начиная мерить берег ручья: два агрессивных шага в одну сторону, поворот с хлёстким ударом хвостом по впалому боку, два агрессивных шага в другую.

- Нет, Искролапка, ты не пойдёшь с нами, Искролапка, зато можешь вычистить мою палатку, Искролапка, чтобы напомнить тебе твоё место! - ударом когтистой лапы выбивает ком земли из-под ног - тот описывает дугу и с плеском шлепается в воду. - Осточертело быть оруженосцем! У неё самой что ли лапы отвалятся свою палатку убрать?!

Рявкает уже во весь голос - ни дать ни взять, лисица во время весеннего гона. Она знает, что Скворушка по-своему любит их предводительницу и предан ей, как любой порядочный кот, а может, даже больше, но ради его собственного благополучия выгораживать Песнь Звёзд сейчас не стоило - будто Искролапка сама не понимает, что уборка палаток - неоспоримая часть её обязанностей; будто между делом упустила тот факт, что вместе с ней этим грязным делом занимались и Медолап, и Свиристелька, и даже Вечер. Но Скворушка тем и хорош, что не станет тыкать её носом в очевидные вещи, ещё больше распаляя, а даст выпустить пар и успокоиться, произнося только те слова, которые действительно нужны. Он, небось, и не подозревает, как сильно буйная ученица ценит его за это - вслух, конечно, не признается.

Подпись автора

Here they comin' with their guns guns guns guns
See the news, stick em' up
https://i.imgur.com/yyVzxab.gif https://i.imgur.com/QrWmSJ9.gif https://i.imgur.com/KwaydUa.gif
You really think I'm gonna run run run run
I'm never giving up

+4

4

Здоровается с ним угрюмо и резковато: оруженосец слегка клонит голову, дёргает едва ухом. Этот день, похоже, каждому преподнёс свои новые отметины. Вот Искролапка сидит на краю лагеря, пожираемая своими внутренними демонами. Их у неё сто и один, могла бы раздать каждому соплеменнику, коли захотела. Прокляла бы, кого-то - заворожила и одурманила. Пламенем тысячи солнц окружила и забралась глубоко под рёбра, дразня сердце и дымным смогом пожаришь затуманила разум. В глазах янтарных плещется столько всего, что Скворушка засматривается калейдоскопом чувств и эмоций, вслушиваясь в речь.

И все они - о ней, о предводительнице, что оказалась несправедлива.
Несправедлив оказался текущий день, что наконец к концу подходит. Но память о нём перенесётся в следующий - Скворушка давно уяснил сей закон времени. Зацепятся воспоминания за шерсть, и пронесёт он их с собой через луны, а попробует репьём отодрать - выйдет только с монохромной шкурой, до крови и мышц.

Юнец не знает, стоит ли говорить ей, что, может быть, кошке повезло. Стоит ли говорить, что поход был крайне так себе, как и всё случившееся после него. А, может, пойди она с ними, то совсем по-другому бы всё и сложилось. У Лебединого был бы громоотвод в виде подруги, которая, раззадоренная возможностью выбраться из лагеря, не стала бы тому потакать. Тогда события протекли по иному руслу, а позже, может быть, и удалось бы избежать последствий раздраконенных ран.
                                                           Если бы да кабы.

Кажется, этой тенденцией его отравил Лебединый: сбегать из лагеря, когда всё осточертело или просто "скучно". Под пологом ночного неба - не самая лучшая идея, но никакая иная на ум теперь не приходит. Возвращаться в палатку оруженосцев - ни за что. Свиристелька ещё его не видела, а как увидит, не избежать скандала. А у него, кажется, в кои-то веки нет сил успокаивать свою сестру и быть для неё голосом разума. Самому себе бы объяснить, как на плаву удержаться.
Слышать очередные выпады змеиные со стороны Лебединого - подавно.

- Если решим выйти из лагеря прямо сейчас, то успеем до ночного лагерного патруля, - и никто не спохватится. Краем глаза смотрит на Искролапку, после поворачивая к ней взгляд напрямую, ожидая реакции.

Согласится?

Отредактировано Скворушка (2021-07-18 13:11:15)

+2

5

Скворушка самый лучший. Всё её пылающее сердце под слоем горящего торфа негодования поёт об этом. Он не отвечает вообще ничего, потому что никакие разумные доводы не пробились бы сквозь зарево верхового пожара, беспощадным вихрем проносящегося по верхушкам деревьев и оставляющего позади себя обугленные остовы, почерневшие скелеты в изломанных, скованных мучительной судорогой позах.

Он просто предлагает удрать. Сбежать под покровом ночи в тишину и спокойствие родного леса, раствориться в тенях и беззаботно скакать под деревьями, как пара шальных бельчат. Искролапка мигом потеплевшим взглядом с трескучими искорками озорства глядит на друга, кривя губы в хитрой усмешке - другого от неё не стоит и ждать. Вместо ответа подрывается, в пару резвых прыжков вылетает за пределы лагеря и мчит вдоль берега наперегонки с весело журчащей водой, слыша позади топоток монохромных лап; пригибает голову, вжимая уши в макушку, будто это позволит стать невидимой. Впрочем, уже через минуту мышцы протестующе взвоют, напомнив о трудовом дне, да и Скворушка, должно быть, устал не меньше, так что темп приходится сбавить и перейти на шаг.

Искролапка продолжает держаться серебристой ленты воды, зная, что вскоре узенький ручеёк вольётся в более широкую и глубокую речушку. Возникает спонтанное желание искупаться и смыть с себя всю эту пыль и моховую труху, а заодно и все негативные эмоции следом. Ученица притормаживает, пропуская Скворушку вперёд, а сама наклоняется, чтобы попить. Скосит глаза и глянет на приятеля - да так и замрёт с потешно высунутым языком. Только сейчас, остыв от собственных переживаний и обратившись чувствами вовне, она замечает то, что короткая бело-чёрная шерсть не сумела прикрыть - множество царапин. Каких ещё, Звездоцап его дери, царапин?!

- Скворушка... - в недоумении проронит в тишину, - тебя что, лисицы драли?

Только сейчас до неё доходит, что Скворушка пришёл с якобы захватывающего дневного задания притихшим и безрадостным - даже более притихшим и безрадостным, чем обычно. Словно услужливая подсказка, в нос ударяет относительно свежий запах прошедших здесь соплеменников - Лиса и Лебединого. Прошедших - слабо сказано; берега речушки насквозь пропитались этим, словно два кота в обнимку по берегу валялись.

Они опять.

Искролапка быстро сокращает расстояние до Скворушки и, давая ему время на раздумья над ответом, принимается с нетипичной для неё нежностью вылизывать глубокую царапину на его плече, вычищая из неё пыль и песок - ему тоже было не до умывания сегодня, даже не потрудился заглянуть к Шептунье Эха. Искролапка сердита, но уже не на предводительницу; хвост её подёргивающийся выдаёт эмоции, но движения языком размерены - не хочет причинить случайную боль. Она никак не может повлиять на взаимоотношения двух почти что самых дорогих ей котов в племени, и это её просто выводит из себя.

Подпись автора

Here they comin' with their guns guns guns guns
See the news, stick em' up
https://i.imgur.com/yyVzxab.gif https://i.imgur.com/QrWmSJ9.gif https://i.imgur.com/KwaydUa.gif
You really think I'm gonna run run run run
I'm never giving up

+3

6

Во взгляде чужом -искры и всполохи. Лес их встретит прохладой, омоет потоками ветра и свежестью ручья старые невидимые раны, подлатает души молодые, развеяв тоску и скуку. Птицы встрепенутся на гнёздах, завидев расшумевшихся меж ежевичных кустов оруженосцев: укроют от них птенцов крыльями-веерами.

Вода речная студёным потоком коснётся уставших лап: подушечки, что в пыли и саже, пульсируют от бега спонтанного. Раны тугим узлом отзываются в теле, и оруженосец ведёт плечом раненым, сбрасывая наваждение.

Что он делает?
Как долго будет от этого всего убегать? С Медолапом ли к дубу небесному, с Искролапкой в вечерние воды реки. Со Свиристелькой уходить глубоко в чащу или видеться на границах с Мыльнолапкой. Прислушиваться к словам негромким Остролиста, что лукавой украдкой улыбается ему: видит насквозь, но вслух не говорит, отчего у оруженосца под рёбрами лишь стыдливее.

Взгляд светло-карий ложится на водную гладь, сверяя своё отражение.
Как долго он ещё готов ждать, что что-то--

Голос Искролапки привлекает внимание, и Скворушка ловит на себя недоумевающий взгляд. Полосует наискось в отражении царапину на щеке; проводит влажной лапой поверх, будто бы пытаясь смыть: не получается, конечно.

Сквозь полуприкрытые веки смотрит на пламенную кошку. И без слов всё ей ясно, ни к чему объяснять. Прошла ни одна луна, да причина извечно та же - ясна, как погожий день. Чужой шершавый язык задевает рану осторожно, не без боли, но в движениях чувствуется несвойственная Искролапке осторожность. Иной бы не подумал, что ученица, столь ярая и сердцем горящая, может пожар внутренний убавить, действуя размеренно и внимательно. А ведь когда-то всё было иначе.

Я в порядке, — легонько бодает лбом в чужой, заставив оставить трапезу; плечо ноет, пульсирует слабо; Скворушка, конечно, лукавит, но по-другому не стоит поступать.

В янтарном дне чужих очей треплется, рвётся наружу. Монохромный знает: готовое обрушится в любую секунду, если он ещё немного промолчит.

Но правда здесь всего одна: ей не стоит. Не здесь, не сейчас, и никогда потом. Взгляд сизо-голубой вспорет ей горло, снимет с плеч огненную шкуру. Умоется кровью, разложит красиво белоснежные кости.

Не нужно, — негромко говорит вслух, останавливая заведомо поток чужих мыслей; не дав, возможно, словам быть озвученными; готов подорваться, удержать лапами в чужой груди - лишь там им место.

Не принимай мою сторону, — беду не клич; не сочувствуй и не глупи, потому что раны затянутся, хоть оставят шрамов вереницу, да только тогда останутся лишь его, больше ничьи.

А Лебединому сполна хватит одного предателя.

Рядом с Искролапкой следовало бы быть осторожней: у неё на сердце красок буйство, сплошные мигающие на ветру чистом угли раскалённые; всколыхнёт и вспылит - сама не заметит. Перед пепельным отпрыском крови чистой не станет держать язык за зубами, а Скворушке от мыслей об очередных ухмылках и разговорах сейчас колко и мерзко.

Не стоит ей с Лебединым спорить и ссориться.

Это была тренировка. Я сам виноват, следовало быть осмотрительнее и атаковать.

Отбросить то, что внутри болит, закрыть крепко-накрепко глаза и сделать глубокий вдох - с выдохом распрощаться.

Но проще об этом, конечно, лишь думать, но не сделать.

Отредактировано Скворушка (2021-07-18 20:04:14)

+3

7

Открытость Искролапки часто играет ей не на лапу; излишняя искренность пугает окружающих, отталкивает, смешит - не все способны оценить её прелесть. Её же, в свою очередь, выводит из себя скрытность: как ни старайся, а из раковины отчуждения не выскрести того, кто чувства за сотню замков упрятал и глаза свои прячет, тушит солнца греющие, скукоживается засохшим листком.

Прекращает царапину очищать, глядит прямо, пытается за взгляд Скворушки уцепиться; всё недомолвки, полунамёки, касания робкие да сокрытие ран своих телесных и душевных в тени. Зачем он так? Почему он так с ней? Искролапка щурит очи огненные, губы кривит, смотрит требовательно и моляще.

      Ты   ведь   не   в   порядке   !

Слов подобрать не может, чтобы до души чужой дотянуться и отклик получить; Скворушка сам слова подбирает с трудом, выдавливает их, как гной из раны заражённой столь давно, что пора конечность отсечь целиком -
                                                             иначе не спастись.

На слова о стороне избранной кошка шерсть ерошит - с хрустом и вспышками заряд электрический по хребту проносится, ходуном ходят желваки, раздуваются ноздри в ярости нагнетаемой. Даёт ему закончить, договорить и умолкнуть - будто точку поставить в разговоре, будто сейчас развернутся и спать отправятся, успокоенные этими лживыми насквозь, горькими, как трава сорная, речами. Надеется успокоить, но только хуже делает - чем дольше Искролапка молчит, мужественно давая другу слово, тем сильнее внутреннее давление, готовое рвануть на весь лес, все деревья повалить, как костяшки домино, да шкуры содрать со всех лживых, гадких, мерзких змей...

Она не даст её Скворушке быть таким!

Бросок вперёд резкий, неистовый, не увернуться - и в голову бы не пришло. Цап за ухо - на языке бархатистость короткой шерсти, - передними лапами толчок в грудь - туда, где нет царапин, - плеск воды и веер брызг кругом. Зубы не сжимает крепче, чтобы не поранить - а хочется, хочется сдавить как следует и оттаскать за ухо так, чтобы через него все дурные мысли из головы в ручей высыпались, что плещет под животами поджарыми.

- Мышеголовый! - цедит сквозь зубы, принуждая чёрно-белую голову склонить, за ухо тянет на себя, рычит сквозь зубы. - Дуралей! Комок бестолковый! - макнуть бы головой прямо в воду!

Вырывается пожёванное ухо из хватки некрепкой, и сталкивается Искролапка со взглядом Скворушки, исполненном нескрытого, ясного, как день, чувства недоумения - из полудрёмы тоскливой вытянула, и то хорошо. Скалит зубы свирепо, будто барсука видит перед собой, а не соплеменника, и рявкает, ударяя лапой да новым потоком брызг обоих обдавая.

- Я! Лебединого! Не! Боюсь! - дышит тяжело, словно от лагеря до Полуострова на одном дыхании промчалась. - И не надейся отделаться от меня такими тупыми отговорками, ясно?! - взгляд ясный, свирепый и сверкающий, обращает к другу, не давая тому обратно в раковину нырнуть да спрятаться трусливо. - Я твой друг. А ты мой.

Не даёт подойти, прижаться - слишком зла на него. Уши жмёт к голове, лапы расставила широко - не даст отступить, дорогу преградит, если придётся - в воду окунёт, как мечтает вот уже последние пять минут.

- Раз так, я пойду в лагерь прямо сейчас и притащу Лебединого за ухо вот сюда, в ручей. Ты этого хочешь? - и ведь притащит, ещё как притащит.

И как только вода под ними не запузырилась, кипятком обратившись?!

Отредактировано Искролапка (2021-07-21 14:55:28)

Подпись автора

Here they comin' with their guns guns guns guns
See the news, stick em' up
https://i.imgur.com/yyVzxab.gif https://i.imgur.com/QrWmSJ9.gif https://i.imgur.com/KwaydUa.gif
You really think I'm gonna run run run run
I'm never giving up

+2

8

- Эй-- - всё происходит быстро, и он успевает только сверкнуть глазами-искрами, прежде чем столкнуться с взглядом чужим совсем близко, полным надломленной сдержанности - вот-вот расколется; да так и происходит.

Зубы крепкие смыкаются на шерсти монохромной, но за этим не следует боли, к которой успевает привыкнуть душа потрёпанная. Скворушка отступать пробует, но от берега выходит лишь ближе к водной кромке; оступается неосторожно, не успев вовремя.

Рефлекторно упирается лапой в плечо рыжее, взъерошенное, но не отталкивает, а лишь пытается сохранить оставшуюся дистанцию неизменной. Голос у самого уха полон горячих эмоций, резких слов - пылит, не задумываясь, и Скворушка чувствует отголосок, что закрадывается глубоко внутрь. Может быть, Искролапка даже не хотела столь глубоко в душу чужую заглядывать, когтями острыми достать до самого сердца беспокойного.

- Подожди же ты! - шипит в усы, отплёвываясь от пресной илистой воды; всё-таки толкает в грудную клетку, но ученица в ту же секунду сама его попускает, вытягивая шею длинную, горбя плечи и уши отводя назад.
В янтарных осколках треплется пламя необузданное, жалит поверх чёрно-белого волоса, оставляет обугленные искры невидимые. Скворушка переводит взгляд на неё, встречаясь с глазами напротив, полными жизни и чувств, что ему знакомы.

Говорит, что она его друг, а оруженосец задерживает дыхание, ножом ржавым и старым выскабливая поверх воспалённое: надолго ли? Сколько пройдёт ещё дней и лун, прежде чем и эта дружба однажды закончится. Ведь, как ни крути, если меж двух огней выбирать, что к синему пламени глаз Лебединого она окажется ближе.

Но сколь бы не была верна эмоциям своим, порой острым и колким, юнец понимает, что ни в едином её слове фальши нет. Искренна, пускай и резка, и чересчур откровенна. Искролапка из них из всех всегда была смелой на лишнее замечание, всегда горела ярко. В отличии от Свиристельки, не обладала тактичностью, не выдерживала нужной паузы, но всегда знала, как, где  и чем подловить. Этим напоминала ему сестру.

Монохромный отводит янтарь к собственному отражению на воде. Спрашивает его то, что слышит уже не в первой, не от неё одной. Он бы и сам хотел задать себе этот вопрос - чего же ты хочешь? - но ответ, незамедлительно просящийся из груди и сорваться с губ готовый, ему слышать не хочется.

Свиристелька тоже разозлиться, когда его увидит, как злиться его соплеменница сейчас. Потому что, как луны показали, от них двоих с Лебединым все устали. Родные и близкие, с которыми они шли бок о бок, по итогу оказались по две стороны разногласий, вынужденные со стороны наблюдать, как дружба, что всех их связала крепкими узами терновыми, теперь рассыпалась, и тёрн уже не крепок после огня охваченной войны. Вместо древесных плетей остались лишь обугленные крошки, с каждым днём всё яснее превращающиеся в пепел. И никто однажды не сможет повлиять на то, как они развеются по ветру.

Воцарившаяся тишина вокруг них обволакивает, сковывает плечи. После плеска воды и чужого голоса звонкого кажется неестественной, тягучей и обременительной. Скворушка прикрывает глаза, тихо выдыхая.

- Я скучаю, - глаз не поднимая, произносит с привычным для голоса своего негромким спокойствием, но всё-таки нарушенным ломкой доверительностью, о которой пожалеет потом; сердце гулко бьёт и замолкает, остаётся трещиной меж рёбер.

- Скучаю за ним.

За ними за всеми.
За днями, которые остались далеко позади, и пускай уже не котёнок, но не может перестать цепляться за надежду - однажды сумеет погожие времена снежные вернуть. Но те лишь запутались во вьюге ветром, напоминают о себе остаточным покалыванием мороза на коже. Чужая улыбка с хитрецой, и то, как все вместе они придумали ни один десяток планов побега, войны и тренировок. Тех, что в будущем обяжут их быть верными долгу, о которых будет сетовать Искролапка, как сегодня.

Во взгляде тёплом расцветает болезненная, мягким светом обволакивающая грусть.

- Но даже если бы я мог вернуться на луны назад, я бы не поступил иначе. Потому что я никогда не смогу быть тем, кем ему нужно.

Ему следовало просто Искролапку успокоить, без признаний. Но впервые за продолжительность времени ему, кажется, слишком пусто и больно, чтобы задумываться.

- Понимаешь?

Отредактировано Скворушка (2021-07-25 18:16:29)

+1

9

our last night - reason to love

here's another morning
where I can't decide to sleep or stay awake
_
and I'm tangled up in thoughts
thoughts of how we fell apart

Скворушка глядит на неё, словно не верит, пропускает слова сквозь себя, как речную воду, и так глубоко он в тусклоте увяз своей, что не вытянуть - всего пожара души её не хватит, чтобы согреть его, и от этого ей больно. Жмурится горько, усами подёргивая - только так, не умеет по-другому, не знает, как до души его дотянуться, как слить со своей, как силу свою внутреннюю передать, оставив себе лишь каплю последнюю -
                                               ей и того хватит,
                                                           она сильная,
                                                                  она выдержит.

А он вновь ускользает, чтоб его.

i tried to make it work when all you did was make it worse
and all you've done is leave me hopeless

Горло спазмом сдавливает мучительным, хочется голову запрокинуть и вопить в небо, пока связки не порвутся голосовые, пока до звёзд не докричится и не опрокинет их все наземь. Какой же она друг, если не может разбитое склеить, разорванное собрать воедино? Схватить их всех в охапку, всех, да к груди своей прижать, пропитать их своей страстью к жизни, любовью и свирепостью. Остаётся лишь когти в гальку со скрипом вонзать, рискуя переломать их, да переводить дух тяжело, чувствуя, как гнев остывший каплями речными с шерсти скатывается.

Even with a warning
I couldn't have fixed us to save my life
It's hard when you're alone to pick up the pieces

Скворушка голову свою тяжёлую клонит да в отражение смотрит, будто надеется увидеть там кого-то другого, но нет - всё та же шерсть бело-чёрная, всё те же тусклые глаза. Искролапка смотрит туда же, на то как рябь рвёт в клочки её друга, так точно отражая то, что творится в душе его. Она добилась своего - душу его когтями раскрыла, как створки раковины, и из разрыва высыпались крохи искренности, о которых потом будет жалеть, что не удержал их. Не этого она хотела, не боль причинить, не признание с мясом вырвать. Но не умеет по-другому, только так. Только жилы рвать да утопать затем в крови, что напитает шерсть цветом, въестся в полосы на худых боках.

i need someone to prove to me
that love is more than just a tragic catastrophe
catastrophe
that sucks the life out of me and brings me down
'cause all you've done is leave
me hopeless

Подаётся вперёд резковато, заставляя, должно быть, его вздрогнуть, но замирает и последние дюймы преодолевает медленно и осторожно, прижимается к влажной монохромной шерсти, подбородок на макушку положив. Какой же он хрупкий! Мокрая шерсть оголила острые плечи, шерсть на щеках вниз потянула, слезами непролитыми дорожки нарисовала.

- …я знаю, - отвечает тихо, без былой пылкости. - Я тоже.

Подпись автора

Here they comin' with their guns guns guns guns
See the news, stick em' up
https://i.imgur.com/yyVzxab.gif https://i.imgur.com/QrWmSJ9.gif https://i.imgur.com/KwaydUa.gif
You really think I'm gonna run run run run
I'm never giving up

+2

10

taxi - GRAE

Шерсть буро-огненная пропитана запахом пожухлой листвы, что тлеет на пепелище лесных пожаров. Едва вздрагивая, Скворушка перебарывает желание отстраниться, дистанцию возобновить в лисий хвост. Но Искролапка кладёт ему подбородок на макушку, и кот прикрывает глаза, чувствуя холодный от воды бок рядом со своим. Необходимость остаться в стороне с нахлынувшими воспоминаниями, что навязчивым розовым шипом под шкурой чёрно-белой, треплется под рёбрами слишком ясно и понятно ему одному, тревожной тенью замирает внутри.

Оруженосец тихо переводит дыхание, когда кошка отвечает ему, и опускает веки тяжёлые, чувствуя, как вместе с тем и тяжесть самого леса ложится на его угловатые, худые плечи. Молчаливый свидетель, он отвлекает лишь шелестом листьев и падающими с шерсти каплями о речную гладь, но на деле - бессилен и слаб, не отличается чуткостью и весьма труслив, прикрывшись темнотой собственных крон и стволов.

Скворушка с новым вздохом принимает мысль, что не может знать и помнить времени, когда ему было просто говорить о чём-либо, с кем-либо. Когда собственное становилось на первое место, и всё остальное послушно отступало назад. И даже сейчас, когда Искролапка рядом с ним - подставляет своё плечо, позволяет разделить, поделиться, встать вровень с ней, - Скворушка думает лишь о том, как чужие эмоции пропитывают его и без того вымокшую шерсть.

А собственные бьются птицами серокрылыми в почерневшем серебре цепей.

Были детьми - всё было просто. Простые чувства, простые, безобидные проступки, простыми были дни. И как легко, вместе со сменой сезонов друг другом, сменяются и их судьбы.

- Давай побудем здесь немного, - нарушает наконец тишину, закрыв янтарные глаза.

Побудем здесь, а, вернувшись, обо всём забудем.

Скворушка знает, что Искролапка услышит это неозвученное также ясно, как и он сам.

Отредактировано Скворушка (2021-09-22 22:39:36)

+2


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » come down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно