warriors. wild at heart

Объявление

новости
    02.04.2021 добро пожаловать, дорогие и горячо любимые котики! хорошие новости: мы открылись. плохие новости: не имеются.
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » in their private hell


in their private hell

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://imgur.com/7pfGsw7.png
медолап & скворушка || human!au

I wanna know euphoria
Green light, red wine and I don't feel fine
I lost a life not long ago
You might be here but I just don't know

[nick]Cэмюел[/nick][icon]https://imgur.com/A7qszdl.png[/icon][status]but this feels right, so stay a sec[/status]

Отредактировано Скворушка (2021-08-09 22:34:39)

+2

2

Сквозь тяжёлые шторы пробивается единственная полоска света, и пылинки медленно дрейфуют в ней, пока их не сдувает внезапным порывом воздуха. Мэтт хлопает дверью, вваливаясь в темноту комнаты, и лишь на мгновение вечернее солнце запечатлевает кровь на лице и медовые глаза, в которых полнится усталость пополам с тревогой и злостью. Он откидывается спиной на кровать — бездумно, почти ударяясь об изголовье, и медленно выдыхает.

— Блять.

В этом долбанном мире, где больше не существует голубиная почта, новости разносятся с четвёртой космической скоростью, и самое главное — ничто никогда не бывает так, как хочет Мэтт. Уже завтра ему будет тяжело смотреть в глаза Скарлетт, пока где-то позади будут разноситься тихие смешки и, кажется, кто-то позовёт его по имени. Уже завтра вернётся Линнет и смерит его холодным взглядом, прошипев в очередной раз что-то про отсутствие любых признаков мозгов у её дорогого братца. Уже завтра ему придётся улыбаться Сэму — виновато и пытаясь успокоить сердечную мышцу. Как и в каждый чёртов раз.

it's like the mountains and the sea are crashing down on me

Мэтт открывает ящик стола и поднимает одну за другой папки, какие-то бумаги, старые чеки, квитанции, рисунки — всё то, куда в здравом уме ни за что не полезет Линнет. На дне, аккуратно прикрытая всем этим хламом, словно сокровище старого мусорщика, лежит небольшая красно-белая пачка и дешевая зажигалка. Внутри не хватает одной-единственной сигареты — в память о дне, когда Мэтт почти сорвался. Он пристально смотрит в раздумьях, придерживая бумаги чуть трясущейся рукой, затем закусывает губу и с хлопком закрывает ящик.

Рукой нащупывает выключатель в ванной. Свет слепит, и Мэтт жмурится пару секунд, а когда открывает глаза, криво ухмыляется зеркалу напротив, оперевшись руками на раковину. Он определённо видел лучшие времена: рассечена бровь и немного губа, тут немного подбито, там небольшой ушиб, на костяшках запеклась кровь — чужая вперемешку с его собственной. Но Мэтту на это почти плевать — он берёт с полки перекись, в последнее время его неизменную спутницу, и методично обрабатывает свои раны, стараясь все мысли вытеснить собственной мантрой «раз-два-три-четыре--вдох--раз-два-три-четыре--выдох». Получается хреново, если честно.

Впрочем, у него всё получается хреново. На боксёрской груше уже, кажется, почти не осталось живого места — Мэтт всё равно остаётся побитым раз за разом, несмотря на свои тренировки. Он поступает в университет — да, поступает, но оказывается хорошо если в середине рейтингового списка. Не потому что он не старается — он, мать твою, старается! — но всегда происходит что-то. В любви же --

Мэтт закрывает глаза и, прислонясь к холодной плитке стены, медленно сползает вниз. Может быть, это просто с ним что-то не так. Делает всё неправильно, старается недостаточно, как пылинка среди сотен солнц — незаметная, серая, никому не нужная. Мечтает стать солнцем тоже и светить, но которой судьба уготовила другой путь — послужить чужими ошибками, наглядным примером в учебнике — смотрите, дети, и так, как Мэтт, никогда не делайте. Только детям, кажется, всё равно.

Откуда-то сверху доносится музыка, и Мэтт приподнимает голову, отвлекаясь от мыслей. Кажется, «лебединое озеро». Он чуть сильнее сжимает пальцами перекись — будь они прокляты, чёртовы лебеди, — и встаёт, направляясь к входной двери, и попутно накидывает на себя измятую толстовку.

Он спрячется, всего лишь на время, но спрячется от этого мира. Вернётся, но завтра — Мэтт пообещал не сдаваться, хотя порой кажется, что сдаться — единственный выход. В такие дни он приходит на крышу и подолгу смотрит сквозь дома, на людей, копошащихся где-то внизу, и набирается желания жить — ради сестры и друзей. Мэтт не бросит их, пока в нём хоть немного нуждаются. Хотя, признаться, иногда очень хочется сделать один шаг вперёд.

words make no sound
bones hit the ground
and finally i'm free

Мэтт пешком поднимается по лестнице с третьего на двенадцатый: для него привычный уже маршрут, — и толкает последнюю дверь. Вечерний прохладный воздух ударяет в лицо, и огни города мягким светом освещают крышу. Здесь — его собственный маленький мир, отделенный высотой от проблем внешней реальности — почти. Сердце замирает на мгновение и начинает стучать, как бешеное, когда Мэтт различает стоящий у края силуэт.

— От тебя никогда не получалось спрятаться, — Мэтт подходит ближе и вздыхает, проводя рукой по своим волосам, — но я даже этому рад, — продолжением жеста кладёт руку на плечо Сэма, где задерживается на пару секунд. Аккуратное, словно птичье, того и гляди сломаешь, но Мэтт этого никак не допустит, постарается не допустить. Он--

Мэтт всегда рад видеть Сэма, даже в такие минуты, когда эмоции лихорадит, и еле заметное дрожание рук предательски то выдаёт. И ненавидит тоже. Раз за разом он показывает свои слабости — Мэтт на мгновение сжимает пальцы, — когда хотел бы быть опорой ему и всем остальным. Раз за разом чувствует, как теряет возможность дышать, когда встречается с расплавленным золотом в чужом взгляде, и как не может отвести глаз.

Но несмотря на всё, он попытается быть хотя бы хорошим другом.

— Как ты? — вопрос обыденный и банальный — даже здесь Мэтт плох, но с ролью своей — отвести от невысказанных фраз, от ненужных слов о случившемся — справляется. Мэтт надеется, что Сэм ещё ничего не видел. Пожалуйста, пусть он ничего не видел.

И пусть не услышал биение сердца, в пляс пустившегося.

and it was never enough save me
hollow, empty and useless from myself

[nick]Мэттью[/nick][icon]https://i.imgur.com/vLkuwCo.png[/icon][status]i don't know what feels true[/status]

Отредактировано Медолап (2021-08-16 22:01:41)

+2

3

Сэм вздрагивает, резко распахнув глаза. Молния вырисовывает на потолке кривой, уродливый узор, и даже после того, как гаснет, кажется, что бетонное покрытие расколото надвое. Гром небесный раскатом проносится над головой, и дыхание срывается; напуганный янтарь под хмурыми бровями очерчивает силуэт распахнутого ветром окна.

Юноша садится в постели, и Скарлетт рядом ворочается, прежде чем сонно приподнять голову следом. Сэм рефлекторно накрывает её затылок ладонью - мягко взъерошивает волосы.
- Как странно, - больше интуитивно, сквозь пелену Морфея, произносит с блеклой хрипотцой его сестра, - Разве говорили о дожде...
- Его не будет. Засыпай, - и она проваливается в сон так же быстро, убаюканная прикосновением его тёплых пальцев, запутавшихся в копне светло-русых волос.

Сэмюел вновь смотрит в окно, когда штора, потревоженная новым потоком ветра, волной ласкает подоконник.

Ладонью накрывает сердце в груди, хмурится пробивающему его тремору: новый раскат грома разрезает чёрное полотно.

each step i left behind
each road you know is
mine

Ограждения, которые ставят на крыше, на самом деле мало чем могут помочь. Конечно, они уберегут пьяных подростков, когда их подводит вестибулярный аппарат, и срабатывает закон всемирного тяготения. Однако, коли специально решишься сделать один единственный шаг навстречу, ничто уже не удержит.
Но на этот случай всегда есть "кто-то".

Когда дверь сзади привычно, хрипло шумит, глухим скрипом отзываясь тому, кто её потревожил, Сэм наконец понимает, что задержал дыхание на долгое время, и лишь сейчас сделал новый - первый, - вдох.

Голос вместе с ветром взъерошивает ему смольные пряди, путается в чёрных волосах. Сэмюел, опираясь локтями об ограждение, поворачивает голову на источник звука уже после того, как ладонь накрывает плечо; до этого лишь отзывается кроткой, молчаливой улыбкой.

Клонит голову; прикрывает глаза и лбом - скорее, виском - упирается в стёсанные костяшки на чужой руке, сжимающей плечо. Ловит неуловимую дрожь.
- Мне всегда нравилась твоя вежливость. Но ты бы хотел побыть здесь один, - просто Мэтью слишком хорошо воспитан для того, кем его считают некоторые личности, чтобы сказать подобное вслух.

Просто Сэмюел неосознанно становится тем, кому Мэтью, даже если хочет, подобного говорить не станет.

Металлический запах полосует лезвием острым подкорку сознания, и Сэм ненадолго закрывает глаза.
Что ты натворил, Мэтью. Почему снова с тобой.

walking on the line ten stories high
say you'll still be by my side

Друг задаёт короткий вопрос, но теперь дело вовсе не в вежливости - в осторожности. Прощупывает почву, притупляет Сэму бдительность и действует так, как если бы приходилось обходить фигуру его стороной. Выгибается, обернувшись зверьём раненным, и от глаз прячет под шерстью пепельной разводы кровавых побоищ, растрёпанные, рваные полосы после острых зубов и когтей.

Янтарь глаз встречается наконец с чужим медовым рассветом, укрытым тенью ресниц. Сэм смотрит внимательно и протягивает руку, подушечкой большого прикоснувшись к рассечённой брови. Не давит, лишь поверху проводит, чувствуя шершавость стёсанной неестественно кожи.

- Волнуюсь, - отвечает спустя паузу на слова; пальцами зачёсывает назад чужие пряди у лица, - соль и перец, но тёмного всё равно больше.

- Но могу уйти, если попросишь, - оборачивается с лёгкой улыбкой к ночному городу, где тысячи огней от окон и фонарей отражаются в небе ярче звёзд, не давая последним пролить свой свет на их забытую землю. Звёзды, которым велено оберегать и вести в верном направлении. Может, кому-то и служат путеводной - кому-то другому, только не им.

Если Мэтью нужно побыть наедине с самим собой, - Сэм знает, что он поднялся на крышу за этим, - то останавливать его не стоит. Но на всякий случай, - если, вдруг, ему это нужно, но он не хочет говорить вслух, - Сэмюел будет с ним.

we fight every night for something
when the sun sets we're both the same

half in the shadows
half burned in flames

[nick]Cэмюел[/nick][status]but this feels right, so stay a sec[/status][icon]https://imgur.com/A7qszdl.png[/icon]

+3


Вы здесь » warriors. wild at heart » Эпизоды » in their private hell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно