warriors. wild at heart

Объявление

новости
    02.04.2021 добро пожаловать, дорогие и горячо любимые котики! хорошие новости: мы открылись. плохие новости: не имеются.
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » warriors. wild at heart » Святилища воителей » Лунный Шпиль


Лунный Шпиль

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]
<style>

.loc-img {
background: url(https://forumstatic.ru/files/001a/f6/9c/53860.png);
-webkit-transition: all 0.6s ease-out;
    -moz-transition: all 0.6s ease-out;
    -o-transition: all 0.6s ease-out;
    transition: all 0.6s ease-out;
}

.loc-img:hover {
background: url(https://forumstatic.ru/files/001a/f6/9c/49110.png);
}

#containerFull {
width: 500px;
background: url(https://forumstatic.ru/files/001a/ae/99/18543.png) repeat scroll;
}

/* Fade in tabs */
@-webkit-keyframes fadeEffect {
  from {opacity: 0;}
  to {opacity: 1;}
}

@keyframes fadeEffect {
  from {opacity: 0;}
  to {opacity: 1;}
}
</style>

<script src="https://forumstatic.ru/files/001a/ae/99/40030.js"></script>

<center>
<div id="containerFull">
<div id="loc-container">
<div class="cathead"></div>
<div class="loc-img"></div>
<center><div class="locTab">
  <button class="locTablinks" onclick="locSwitch(event, 'locationInfo')" id="defaultOpen">Локация</button>
  <button class="locTablinks" onclick="locSwitch(event, 'locationEvents')">События</button>
</div></center>

<div id="locationInfo" class="locTabcontent">

<div class="loc-quote">&nbsp; &nbsp; Долгая дорога выведет воителей к предгорьям, где символом надежды возвышается Лунный Шпиль — большая и красивая скала, на вершине которой целители и предводители беседуют со Звёздным племенем.<br>
Восхождение на шпиль кажется тяжёлой задачкой для хрупких целителей, но они всегда могут воспользоваться поддержкой воинов. Путь от земель племён до шпиля занимает почти полный день и столько же коты возвращаются обратно, поэтому травы путников, укрепляющие тело — важная часть подготовки к путешествию. <br>
Предводители и целители редко доводят отряд с собой до самой вершины. Чаще они оставляют воинов и оруженосцев у подножия шпиля или на середине пути, на небольшой каменной платформе, прикрытой скалой от непогоды.
</div>
</div>
</center>
<div id="locationEvents" class="locTabcontent">

<center><div class="loc-quote">

</div>
</div></center>
</div>
<center><img src="https://forumstatic.ru/files/001a/f6/9c/60236.png" class="loc-end"></center>
</div>
</div>
[/html]

0

2

>>> Ручеёк (гроза/ветер)

Когда с небес спустились сумерки, обнажая тусклые звезды, все окончательно встало на свои места. Полудню хотелось лететь вперед — так, чтобы ветер свистел в ушах. Он с трудом удерживал себя от этого, зная, что впереди их с Полынью ждет тяжёлое восхождение на вершину шпиля. Нужно было беречь силы. В большей степени — её, в меньшей — свои.
Впрочем, совсем отбросить волнение и предвкушения от ритуала в угоду благоразумию было сложно. Мало кому из целителей доводилось присутствовать при посвящении в предводители больше раза за жизнь. Некоторым не доводилось вовсе. Тем ценнее был этот опыт — ночь, которая навсегда отпечатается в памяти.
У подножия шпиля он замер, задумчиво проследив взглядом знакомый путь вверх. Обернулся, оказавшись мордой напротив Полыни. От легкого волнения топорщилась шерсть, невольно увеличивая его в размерах. Янтарные глаза блеснули восторгом, встретившись с глазами кошки. Полдень плавно кивнул головой.
— На вершине шпиля и по дороге к ней принято хранить молчание, — произнёс целитель, и голос его прозвучал спокойно и тепло, — следуй за мной, след в след — я покажу самую удобную тропинку. Если нужна будет остановка — дай знать. Только не голосом. Можешь за хвост укусить.
Последнее предложение произнес, усмехаясь в усы, намеренно разрушая торжественность момента. Ему вдруг нестерпимо захотелось, чтобы Полынь почувствовала себя уютно рядом с ним — не как предводительница, а как близкий друг и родственница. Кот слегка наклонил голову вбок и улыбнулся.
Сущеница однажды рассказывала ему о посвящении в предводители Дивного Астероида, но её история совсем не пестрила деталями. Так оно случалось всегда — целителям было дозволено лишь прикоснуться к таинству, но поучаствовать лично — никогда. Этот путь все будущие предводители проходили в одиночестве.
— На вершине предки пошлют тебе сон, чтобы ты могла встретиться с ними, — продолжил Полдень, вспоминая слова наставницы, — меня в нём не будет, но я все равно останусь рядом. Обещаю.
"Зато там наверняка будет Росянка. Да и Сущеница вряд ли пропустит такое событие. И Нарцисс. А ещё... отец."
Мысль о последнем уколола знакомой печалью. Полдень знал, что печаль это общая на троих — Полынь и Анемона сполна делили её с ним. Целитель хотел бы, чтобы отец подарил кошке одну из жизней. А вместе с ней —  если повезет —  принес её сердцу немного покоя. Видят предки, впереди её ожидает ещё немало других сожалений.
— Я не знаю, что именно произойдет, — признался Полдень, спокойно, легко и честно, — но знаю, что ты со всем справишься. Поэтому не сомневайся. Пусть звезды ведут тебя.
Он шагнул вперед, сократив дистанцию между ними. Одобрительно коснулся носом лба кошки, прикрыв на секунду глаза — неосознанно повторяя тот самый жест, которым звездные предки даровали жизни. Улыбнулся ещё раз, прежде чем отвернуться и начать восхождение на шпиль.
Знакомая каменистая тропа царапала лапы, гудели от боли напряженные мышцы, но близость звезд, казалось, стирала с тела усталость. Он карабкался вверх, изредка слегка поворачивая голову в сторону и боковым зрением следя за движениями Полыни. Мог только догадываться, что творится сейчас у неё на душе, да поддерживать дружеским взглядом.
Когда лапы коснулись вершины, Полдень облегченно вдохнул звенящий от прохлады воздух. Расправил плечи и смерил жадным взглядом небо — лишь затем, чтобы секундой позже плавно отойти в сторону, освобождая путь для кошки. Кивнул безмолвно в центр вершины, приглашая. Сам же сел на краю, обвивая хвостом лапы.
Сегодня он был не гостем, а проводником. Целитель отыграл свою роль, но завершить эту пьесу предстояло Полыни.

Отредактировано Полдень (2021-05-09 03:03:05)

+12

3

← ГРАНИЦЫ ГРОЗЫ И ВЕТРА

     Взор застилает молочно-сизым туманом — сердце колотится, бьётся, мечется, в тело вгрызается мелким зверьком. Размывая тропу между вехами, Полынь привычно латает прорехами душу; мысли поверхностны — раны глубокие. Линия губ изломана дрожью, пронизывающей всю телесность, но отчего-то внутри тепло. Она впивается взглядом в самую верхушку Лунного Шпиля внимательно, жадно, замирая словно притаившаяся от охотника добыча, и пропускает сквозь себя каждое слово Полудня. Чувствует на шкуре его пристальный взгляд, вместе с ним — невидимую опору, и понимает, что пока он рядом, ей всё по плечу.
     Полынь замолкает ещё до того, как они подходят к величавой каменной скале; здесь слова излишне. Ей не то, чтобы страшно-боязно, но разряд дрожи скатывается вниз по позвоночнику — внутри шатается целый мир. Звёздная ночь, океан изумрудной зелени где-то внизу, отражение спящего мира в янтарных глазах, — взгляд лишённый печали и страха, но только не горечи, да длинная жизнь за спиною. Лапы царапают мелкие камни, с глухим стуком скатываясь со скалы словно на дно колодца; Полынь смотрит вперёд, только вперёд, оставляя позади былое и старую себя.
     Хорошо. Они с Полуднем оставят старые цепи и не будут знать, кем Полынь станет. Они будут молчать, потому что теперь всё зависит не от них, и вынудят время застыть у самых границ края между больших холодных светил; до тех пор, пока добровольно всё не отпустят. Их беды превратятся в труху и пыль, их прошлое будет забытым сном — это то, от чего Полынь готова защищать не только Полудня, но и каждого кота в племени. Её племени.
     На самой верхушке Полынь глубоко вдохнёт — другой воздух. Взглянет на Полудня, поднимет голову к небу и на секунду ей покажется, словно кончиком носа она касается Серебряного Пояса. В теле горит усталость, на лбу — поцелуй-печать, оставленный Полуднем точно защитная руна, обязывающая уберечь от самого большого горя. Полынь обернётся, всматриваясь на шепчущий ей свои секреты лес, на зовущие поля и равнины, и, полностью опустошая черепную коробку, шагнёт в самый центр Шпиля.
     Лежит на твёрдой земле головой на север, где-то между бесконечной свободой и врождённой преданностью, а над ней уже сотни (тысячи) лун ходят те, в чьих шкурах сияют звёзды, и совсем скоро она окажется среди них. Позвоночник расщеплён твёрдой пулей, но под бледно-голубыми вспышками она не знает ни боли, ни усталости. Ветер нашёптывает, пожухлые листья, им же занесённые на высоту, льнут к плавно опадающим бокам, слой за слоем ложится на спину со склона пыль-осыпь. И пока Полынь лежит на совершенно открытой местности, над ней неторопливо проплывает время.

«     Впав в безвозвратность, предвкушение и астрал, ощути, как на раскалённую медью шерсть прольётся звёздным свет, и как смывается прошлое; безупречной сиренью распускается другая жизнь. Растопи многолетний холодный лёд, протяни сквозь обыденность кровавую ниточку ариадны, изнуряясь, вплети её в ткань неба, тяни её через серость и горе, и не смей выпускать из лап. Будет рваться — стяни в тугой узелок, вознесись и падай, услышь намёк в дальнем рокоте грома, в посылаемых небом сигналах — связь, и беги с ней, покуда горят огни, ветром толкаемая в спину пока есть силы. Протяни её через границы сознания, обойди берега, обогни неосвоенный горизонт, и выслушай внутренний голос прежде, чем услышать другие.    »

     Мрак опускается вязаным кружевом. Иглами сердце больное исколото. В бледном свете появляются очертания тел, обретая более чёткие линии, и Полынь вбирает воздух полной грудью, но отчего-то в лёгких его не чувствует. Смотря на призрачные силуэты, она понимает, что те видели всё — от чудовищ вселенной до малюток из пыли и льда. Они бессмертные скитальцы, столь древние, что сами же и наблюдали рождение звёзд. Кто-то из них был совсем ярким: казалось, протяни лапу, и сможешь потрогать, ощутить тепло, а кто-то всё больше напоминал сгусток тусклого свечения, что вот-вот развеется от малейшего дуновения. И всё же в каждом она находила нечто знакомое. В ком-то в большей степени, в ком-то — в меньшей, на интуитивном уровне. Взгляд блуждал по силуэтам, зацепляясь за каждый, и ровное до этого дыхание начало сбиваться, когда среди предков Полынь видела тех, кто совсем недавно был рядом с ней; кто совсем недавно был жив.

Подпись автора

https://i.ibb.co/hdX6wzr/1-1.png https://i.ibb.co/k8tZGkx/1-2.png https://i.ibb.co/0Jf0R7T/1-3.png https://i.ibb.co/RzQsL4p/1-4.png https://i.ibb.co/yRxH1Gf/1-5.png
ПО ВОЛЕ ФРЕЙИ, ГИБКОЙ СЛОВНО СТАЛЬ, У КАЖДОЙ В СРОК ВРАСТАЕТ ТОНКИЙ СТАН
В ТУГУЮ СПИНУ, ЧТОБЫ ПОВЕСТИ, КОГДА НА ПОЛЕ ШУМ ЖЕЛЕЗНЫЙ СТИХ.

+9

4

[icon]https://99px.ru/sstorage/1/2017/12/11112171430253019.gif[/icon][nick]Звёздный Свет[/nick][status]Словно в прошлом ожило чьих-то бережных рук тепло[/status]Tom Odell - Another Love








I  ЖИЗНЬ

«Никогда не сомневайся в себе и своих силах»











«Подними голову, подними.
Вглядись в это тёмно-синее небо, видишь?
                                                              ... они смотрят на тебя, всегда смотрели.
»















С высоты небосвода  глядели немигающие глаза звёзд, безмолвных и бесстрастных неземных стражей. Так далеки, холодны и  безразличны. 
Но за этой безучастной личиной скрываются пылкие сердца, горящие   в унисон.  Ярким пламенем, вьющимся ввысь и освещая дорогу вперёд, подсказывая и нашептывая на ухо голосом ветра, шорохом травы,  тихим щебетом  птиц...

Разве вы когда-либо оставались одни? Разве мы могли оставить вас? Покинуть, уйти тихо и  неспешно,  растворившись  дымом,  стать  забытыми, похороненными в вашей памяти? 

Разве мы могли перестать сопровождать вас даже когда нас уже давно нет рядом?

Разве мы могли..?

Говорят,   все умирают. 
Рано или поздно все уходят -  так говорят.
Перестают дышать, а их сердца -  биться, замирая на вечно  в холодном мраке и тишине.

Но любовь живёт в наших сердцах, она живёт в них и после смерти.  Живёт сквозь века, сквозь пространства.
Наполняя нас светом и теплом, согревая  даже в самые промозглые и холодные дни, давая силы двигаться дальше не смотря на все трудности,  препятствия и сложности, на все тернии -  идти  прямо к звёздам, различая их мягкий и тусклый свет вдали.

Вы будете идти,  испытывать взлёты и падения, терпеть ушибы и синяки, плакать и рыдать, биться в истерике и сильно радоваться -  обязательно до слёз,
                                                                                                        … а мы будем ждать. 

Переживать так же сильно и так же ярко,  жить с вами вашими радостями  и вашими  неудачами,   посылая ветер, что бы тот подул на ушибленную  коленку и бриз, что бы зализал ваши раны, солнце, что бы согрело  и дало силы подняться и двигаться дальше.

А ну другом конце, когда путь резко оборвётся -  как бывает беззаветно  -  мы будем ждать терпеливо и верно, распростирая  руки, что бы  утереть слёзы и снова заключить в  крепкие объятия.

И прозвучат слова:
                                        «ты никогда не была одна».





… Звёзды ярко светили в тишине и мраке. Мигая, будто общаясь меж собой,  улыбались  с высоты.   Сегодня день был  окроплен, он был помечен в вечной книге судеб.   
Всё будто трепетало перед знаменательным событием, наполняя мелкой вибрацией ближайшую округу.  Воздух дрожал,    замирая  в тишине, не смея нарушить  эту гармонию,   что вся была пронизана тонкими нитями, истончая едва уловимый запах -  запах перемен.
Ожидая момента, когда Полынь лишь закроет глаза, когда темнота унесёт её в свои объятья, отрезая от  остального мира. И тогда,  с ужасным свистом, небеса обрушиваются прямо на её голову,  открывая свои чертоги, принимая в  свои  угодья.

Ей была заказана дорога сюда, её уже давно тут ждали.

А теме временем..
Маленькая,  не  крупного телосложения кошка петляла среди ровных рядов Звёздных предков. Она проходила сквозь  узкие щели, пробираясь в самую гущу -  в центр, где уже все  собрались.

Каждый хотел хотя бы издалека посмотреть на избранницу,  глаза их сверкали любопытством и заинтересованностью, мерцая в полутьме, разнося лёгкий шепот, будто бы тихий рокот,  по  всему поднебесному пространству.

Они приветствовали её, каждый по-своему,  неуклюже и неумело, кто-то ярко и  вспыльчиво, а кто-то скромно и  робко.
Подойдя ближе,  тёмно-рыжая кошка  слегка улыбнулась, совсем краешком, но весь этот жест был наполнен такой нежностью и такой любовью, которая отражалась в самом взгляде кареглазой  жительницы небес.

Шерстка её совсем была блеклая, почти прозрачная, но глаза горели ярче всех, в них будто бы отражались сами звёзды.  Поступь её была  изящная  и лёгкая, невесомая и бесшумная, будто бы она  парила лишь изредка отталкиваясь лапами от воздуха.   

Приблизившись к Полыни,  Звёздная воительница  ещё раз улыбнулась, вглядываясь   глаза – в –глаза с нескрываемым  любопытством.  И вдруг рассмеялась так по-детски чисто и наивно, словно ребёнок  её смех звучал звонким колокольчиком в  воцарившийся тишине.   

Вся напущенная серьёзность разлетелась на миллионы  мелких осколочков,  в конец разбившись в дребезги.  Оставив лишь беззаботное чувство свободы. Здесь не было никаких уловок и обмана, все помыслы чисты -  протяни руку, посмотри, можешь коснуться,  не обожгись о горячее сердце.

Некого было обманывать. И незачем.
Все интриги остались  там, далеко внизу,  канув  в бездну мирских развлечений и игр. 
Она - бывшая предводительница  Ветра, смотрела теперь прямо на преемницу, не  сосчитав сколько уже лет  прошло, когда она так же ясно смотрела  на собравшихся вокруг неё жителей далёких и холодных Звёзд.

Смотрела живыми глазами, переполненными радостью и надеждами, амбициями и  яростной решимостью изменить этот мир.

Ей далось побыть советчицей и проводницей  голоса предков и, наоборот, самой стать путеводной звездой  для своего племени. 
Она ещё помнила, каково это  -  стоять на этом месте.

Её дети давно уже выросли и стояли позади неё, её внуки, правнуки …
Столько раз растекалась река по весне и  зеленели листья на деревьях, время неумолимо шло вперёд, сменяя череду событий , просачиваясь сквозь пальцы, как песок.  Оно никого не жалело и не щадило, оно меняло поколения  и возводило новых идолов.

И, видно, пришло их время вершить историю.

Переворачивая страницу,  начиная новый виток.  С красной строки, с заглавной буквы. 

- Мы не знакомы, - И снова  её трогает полуулыбка, хотя на этот раз несколько  печальная, отдающая лёгкой тоской по дому, по родным краям. По ветру, гуляющему на лугах, по солнцу, целующему тебя в макушку, по дождю, что   ронял слёзы вместе с ней, по морозному и ясному утру и инею, застывшему причудливым узором на земле, по холоду, пробиравшему до костей.

Всё это -  такие простые и маленькие радости жизни,  которые мы часто не замечаем, отмахиваемся и по всему этому так горько плачем, когда наше время пришло.
Жалеем, что не встречали рассвет с первой выпавшей росой, что не бегали по мокрому полю, боясь заболеть, что не  дышали полной грудью, пока могли. 

Вечной погоне растрачивая жизнь по ветру, не ценим то, что имеем и   сожалеем о том, чего нам  не вернуть. 
- Но я рада, что нам выдалось познакомиться сейчас. -  И расплываясь в лучезарной улыбке,  согревая своим теплом,  она продолжала, зная, как ценны те мгновения, как важно жить и жить сейчас.
Жить каждым вдохом, впуская эту жизнь в себя.
- Ты смелая и храбрая, ты совсем справишься без страха и сомнения, -  Главное лишь верить в себя, свои силы и свои поступки. Ты -  их звезда и ты поведёшь их за собой в следующий день.  Это большой груз ответственности, слишком тяжелая ноша и плечах, порой она прогибает к земле, а иногда окрыляет, унося в небеса.

И лишь немногое определяет  хорошего предводителя от плохого: его решимость идти вперёд, его  помысли и деяния и , конечно, его вера в светлое и безоблачное будущее, которое он строит сам, не возводя надежд, что за горизонтом прячется то немыслимое счастье, о котором и мечтать  не приходится.
Он сам воплощает свои мечты, строя крепкий фундамент того самого беззаветного  «прекрасного далёко». 
- Мой подарок тебе -  уверенность в себе, своих решениях и поступках.  Вера в тебя начинается с веры в самого себя, если ты уверенна в себе -  за тобой пойдут на край земли. -  Предводителю нельзя сомневаться, даже на мгновениях поддаваться этому  чувству, ведь он не просто тот, кто стоит во главе, он тот, кто укажет путь, кто поведёт за собой и не даст оступиться. 
Если  голос твой дрожит, а лапы  не держат на ногах, а твоё решение оспаривается  -   значит в сердцах  воинов твоих нет  веры, что ты сможешь привести их  к намеченным целям.
Значит в головах их раздор и суета, если нет того, кто бы внёс ясность  и порядок в  ту смуту, что  таится в них и в их помыслах, значит нет будущего у того племени, что блуждает во тьме не найдя свою путеводную звезду.
- Я буду с тобой, а ты -  будешь их звездой и поведёшь их, как когда-то я вела. -  И, коснувшись своим носом    носа Полыни, прижимаясь лбом к её лбу и прижимая уши плотно к голове, Звёздная делает шаг назад.

И, улыбаясь, тает как дым, растворяясь в ночной темноте,  под  ясным  блеском звёзд,  последний раз мелькают  яркие глаза, исчезая в  небытие.  Где раньше стояла она -  уже ничего не было, лишь разящая пустота и лёгкая печаль.

Она пойдёт за ней, будет приглядывать и направлять, порой являясь во снах, если та сама того захочет.

Ведь её жизнь -  теперь жизнь Полыни. 

Сердце в сердце.

Шаг в шаг.

«Я за тобой -  смотри, не отставай.
А если отстанешь -  я укажу путь. »

Иди, смелее, не бойся, я подтолкну. Я буду твоей опорой, буду твоим плечом в самую мрачную минуту. Мы пройдём этот путь месте. С тобой умрёт последнее воспоминание обо мне, с тобой умру и я.

Отредактировано Мастер Игры (2021-05-09 19:27:47)

+16

5

Она не спешит, ждет своего часа - ровно как и при жизни. Лесными изумрудами сверкают глаза на её морде, сияют много ярче, чем звёзды в её шкуре. Сверкают с теплотой и сладострастным ожиданием встречи. В их семье намного больше значения придавали крови, чем должно быть это было необходимо. Изнутри полнится горечью-печалью по сыну. Их великая и благородная кровь оказалась омрачена тиранией. И так ли хорошо теперь думают и отзываются о ней самой - породившей такое властолюбивое и алчное чудовище.

От горечи разрывается сердце, наворачиваются на глаза слёзы и перехватывает дыхание.

От горечи.

Черный силуэт почти сливается с окружающей действительностью волшебного сна-яви. Ясноглазая Звезда оплетает тонким хвостом лапы, прислушиваясь в тихим голосам вокруг. Настал час, когда звёзды собрались поприветствовать нового властителя вересковых полей. Находит взглядом Горицвета, живым пламенем восседающем неподалеку. Прикроет чуть глаза и прикусит губу. Кто бы мог подумать, что неразлучные когда-то братья обернутся друг против друга. И злоба с тьмой в сердце Дивного Астероида победит.

За спинами звёздного воинства Полыни не видно, как не видно и Звёздный Свет, но чистые голоса легко разносятся мёдом проливаясь на израненные души всех собравшихся здесь. Закроет на несколько секунд глаза, набираясь отваги и смелости взглянуть в глаза той, чья ноша столь тяжела. Но зов крови сильнее. И вот лучистый изумрудный взгляд находит шерсть, отмеченную ночью и пламенем. Впивается в янтарные глаза. Как рассветный туман под первыми лучами солнца, страхи растворяются без следа, оставляя после себя сверкающие капли - честь, благородство, любовь. Встает со своего места и лёгкими шагами проходит мимо звёздных предков. Спеша подарить частичку себя, не смотрит по сторонам.

- Здравствуй, кровь моей крови. - Голосом тихим приветствует, останавливаясь в одном шаге. За слабость приходится расплачиваться, и за её - Ясноглазой Звезды - слабость пришлось расплатиться многим. Не разглядела тени в сердце своего сына, тени всепожирающей и пугающей. Но был ли он таким всегда? И теперь Полыни предстояло разогнать нависшую над племенем тьму, зажечь в своих соплеменниках огонь. А они - те, в чьей шерсти гуляют светляки - помогут. - Ты не найдешь здесь своего отца, - Моего сына. - Его лапы ступают далеко отсюда. - Замолчит, отголосок боли мелькнет в глазах. - Ты так выросла, моя дорогая, - Выдохнет тихо. - Ты стала сильной и смелой, свежим ветром, что пронесется над нашими полями. Я дарую тебе жизнь для того, чтобы ты хранила старые традиции и берегла их для будущих времён. - Касается носом носа Полыни, передавая вместе с даром частичку себя. Холодом пронзительным повеяло от прикосновения, как веет ветер студёный по занесенным снегами пустошам.

Пожалуй единственное, что было в ней сильно - желание жить, и желание это она приносит в дар.

Забирай.

Только живи.

Отстраняется. Невыносимо больно прерывать это мгновение, но знает, что должна уходить. "Однажды все мы встретимся здесь, моя дорогая. Однажды, но ещё очень не скоро."

Ласково касается своим хвостом хвоста Полыни. Едва ли ощутимо. И отступает назад. Изумрудными глазами в последний раз осветит дорогие сердцу черты и исчезнет среди звёздного воинства.


засыпай, до рассвета осталось чуть-чуть, ты устала и надо поспать.
уходи в царство снов, обо всем позабудь, и душа перестанет страдать.

я вплету в твои сны отражение звезд из серебряной чаши с водой.
ты пройдешь по дорогам видений и грез, что волшебной встают чередой.

[nick]Ясноглазая Звезда[/nick]
[icon]https://i.imgur.com/uNSSGFf.gif[/icon]
[status]гаснут звезды в небесной дали[/status]

+11

6

[nick]Сушеница[/nick][status]дыхание пустошей[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/99/49/190772.png[/icon]

     Строго оглядев собравшихся, Сушеница вышла на середину круга. Она принесла с собой аромат выжженной солнцем золотистой травы и пыльных дорог, на которых стаптывают лапы загонщики. Каждое движение выверено - никого не задеть плечом, ни с кем не переглянуться. Полынь успела застать Сушеницу немолодой кошкой, и теперь видела её такой, какой она была в расцвете своих сил - изящной, подтянутой, с блестящим серебристым мехом в узоре чёрных полос. Не знающий, что Сушеница - целитель, назвал бы её загонщиком. Недаром она прожила такую долгую жизнь. Природа подарила её телу дух, сравнимый с духом воина племени Гепардов.
     В её глазах, впрочем, вместо мудрой звёздной мягкости поселилась твёрдость камня, которая была присуща ей и при жизни, но сточилась безжалостной эрозией старости. Даже на Полынь, дочь своего предводителя, Сушеница смотрела сурово. Её взгляд не обещал хорошего и беззаботного будущего для нового лидера племени Ветра. Обещать счастье было бы бесчестно, а Сушеница ценила истину. С Дивным Астероидом она плечом к плечу прошла путь длиною в добрую сотню лун и не могла не испытывать особенное чувство единения с ним, какое бывает только у предводителя и целителя. Даже когда по его вине гибли её соплеменники, Сушеница не могла ненавидеть его. Она работала на износ, так, что никто, кроме самой себя, не мог бы её упрекнуть. И она упрекала - в слабости. Ей не хватало львиного в сердце, чтобы раз и навсегда остановить Дивного Астероида, часть вины от всех его деяний будет лежать на ней, как на духовном лидере племени. Теперь её ученику предстоит повторить этот путь, а Сушеница всегда видела в нём душу своей души, хоть и не торопилась лишний раз нахваливать и сознаваться в тёплых чувствах. Теперь её Полудню, Полудню с грустными и честными глазами, предстоит вести племя наравне с Полынью - кто бы что ни говорил, целитель, обходчик грани между жизнью и смертью, играет не меньшую роль. Сушеница не чувствовала жалости, её сердце, застывший янтарь, знало, что тяжесть их судеб - цена за короткое счастье, которое они могут испытать.
     - Полынь, - произнесла она таким знакомым, серьёзным голосом целительницы, уговаривающей принять лекарство. - С этой жизнью я дарую тебе терпение. На твою долю выпадут битвы, исход которых ты не изменишь - но должна принять. Самый могучий дуб вынужден молча наблюдать за древоточцами, грызущими его корни.
     Новая жизнь парализовала тело Полыни. Кошка осознала, что находится в знакомых пустошах, но не может ступить и шагу. На её глазах обваливалась земля, погребая под собой соплеменников, рычали собаки, разрывая в клочья кошачьи шкуры и ломая шеи. Нетерпеливые загонщики срывались из засады, упуская драгоценную дичь. Израненные воины и крошечные котята гибли у её лап, и как бы она ни желала им помочь - была вынуждена лишь наблюдать, не в силах произнести звука, совершить единого движения. Всё, что у неё осталось - пульсирующая боль, спазмами отдающаяся во всех уголках тела - там, где было больно каждому из её соплеменников.
     Когда всё закончилось, Сушеница всё также стояла и строго смотрела на Полынь. Ни следа горечи во взгляде - она держалась стойко. Ей подумалось, что эти двое, Полынь и Полдень, ни за что не забудут о племени - но могут позабыть о самих себе.
- Береги себя. И Полудня, - тихо произнесла она. - Терпение - жестокий дар. Найди в себе силы достойно распорядиться им.
     Развернувшись, Сушеница, разорвала ментальный контакт с Полынью и, подобно призраку - ветерку, которым она всегда была - исчезла среди звёздных котов, слившись с ними своей шкурой, так напоминающей серебристое, полное созвездий небо.

+8

7

[icon]https://i.ibb.co/nPPtDxT/image.png[/icon][nick]Плющевик[/nick][status]Это мой финал[/status]

Среди звездного братства он взирает, наблюдая за сокровенный таинством, ожидая того момента, когда придет и его час. Твердой поступью шагнет вперед, отделяясь от общей туманной массы, усыпанной звёздами, драгоценными камнями, чей блеск никогда не померкнет, и окруженной перламутровым сиянием, освещающей необъятную темноту. За ним стелиться шлейф былых разочарований, осевших на темной, цвета вороньего крыла, шерсти. Встретятся два зеркала — позолоченная бронза и инструктированная лазурь — души, вновь воскрешая в памяти последнюю встречу, омраченную соленным привкусом горечи на языке и алых ручьев крови, окропивших землю. Теплота былых дней давно поглощена длинной тенью, упавшей на племя Ветра, побуждая идти против собственных устоев, метаться в неопределенностях и копить мужество.

Прямая осанка, тяжелая поступь бравого воителя и непреклонность во взгляде — как и в былые времена Плющевик олицетворяет твердость принятых решений, какие бы последствия за ними не последовали бы. Под ночным, сотканным из тьмы, покровом он стал вестником грядущих перемен, засвидетельствовавших лишь узким кругом зрителей. Смешавшись с сумерками, раскинув широкие смолистые крылья, он нес смерть Дивному Астероиду, вопреки всем своим убеждениям и законам, вдеваемых с молоком матери. Он шел с осознанием греха на сердце и, в то же время, понимая необходимость замысла. Дивный Астероид зашел слишком далеко: перестав различать как друзей, так и врагов. Взгляд направленный в будущее и сиявший энтузиазмом, от переполнявшей силой, со временем потускнел, перестав олицетворять свет, который всеми силами хотелось поддержать, коснуться, стать частью чего-то большего… В душе еще остались отголоски той решимости, пропитавшей кровь, с которой он подобно вору, крался вершить необходимое зло во имя Дивного Астероида и ради будущего племени Ветра. Но, в конечном итоге, он принял смерть от той, кто на сегодняшний день истоптала подушки лап в кровь, пройдя множество дорог, закалив решимость в обжигающем пламене поражений — Полынь.

В сияющих аквамаринах не осталось горечи и сожалений, лишь благодарность. Возможно, его смерть была лучшим итогом, ведь он не смог бы жить, дыша полной грудью, с осознанием содеянного. Уголки губ чуть приподнялись в намеке на улыбку.

У меня нет сожалений, — глядя неотрывно в глаза Полыни, поделился откровением Плющевик. — отпусти их и ты.

Непосильный груз ляжет на ее плечи и он, как воин отдавший жизнь во благо племени, которое горячо любил, не хотел оставаться тенью вины в душе будущей предводительницы. Победы и поражение идут рука об руку, являясь неотъемлемой частью жизни воителей, принявших решение и готовых идти до самого конца. Он осознавал всю опасность, последствия и грядущие порицания, но больше не мог терпеть и закрывать глаза. Достигнув края обрыва Плющевик не испытывал ни угрызений совести, ни сожалений, ведь он сделал все, что было в его силах.

Мой дар тебе — мужество. — голосом, пропитанный твердостью духа, говорит Плющевик, — Мужество отстаивать свои позиции, мужество продолжать борьбу, какой бы тяжелой она ни была. Не останавливайся на успехе, он ничего не определяет, и не негодуй о неудачах, они ничего не решают.

Передав дар новой жизни, Плющевик воскрешает события той ночи, что резким порывом ветра пронеслись перед позолоченным взором, передавая его чувства и ощущения. Переполненный решимостью он стоит подле палатки предводителя, устремив пронзительный взгляд в непроглядную темноту, а в мыслях проносятся все события, подведшие его к краю. Его ушей достигает голос, но остановить не сможет. Оборачивается, передавая взглядом знание, лежащее в сердцах многих, но на осуществление которого решился только он... Все картины прошлого проносятся быстро, с короткой болью вытаскивая занозу из раны и позволяя той затянуться.

Не повторяй ошибок прошлого Полынь, — шепчет, прощаясь.

Силуэт постепенно становился прозрачнее и расплывчивее, подобно туману, что постепенно терял свою плотность в предрассветных лучах.

+8

8

[nick]Ландышница[/nick][status]ветра песни в проводах[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/f3/4b/117/t349167.png[/icon]

        ЖИЗНЬ V ; AURORA — UNDER STARS
                 мысли в косу вплела, кроны твои я задела; ветром нежным ласкала, как храм тебя берегла.

Поступь мягкая, тихая, едва различимей шажка мышиного в этом оглушительном звоне бледноцветных звёзд; она выскальзывает из-за широких плеч юркой ящеркой, растягивает уголки губ, как и прежде — при жизни, — мерцает улыбкой, что ярче любого осколка на полосатой шкуре. Ландышница вдыхает полной грудью стылый воздух загробного царства, рассекает жемчужную вуаль райских туманов розовым носом, ощущая терпкий аромат вересковых лугов, иссушенной солнцем степи, пыли. Ощущая запах духа, что всё еще накрепко связан с земной оболочкой — в груди разливается мёд.

Полынь, — замирая неподвижной статуей, не веря собственному счастью — «она».

У неё под извилистыми полосами на бурой шкуре, кажется, до сих пор таились песчинки — память о смерти, что не вычесать да не вылизать даже молочному поясу сонного неба. Она глядит на пёструю глашатаю да почти не помнит, как кости ломали 
тёмные камни, а в лёгкие набивалась пыль обрушенных тоннелей; сейчас, стоя перед той, на которую всю свою осознанную жизнь пыталась ровняться, ей мерещилось, что никакой смерти и не было — и до чего же это чувство казалось милым. Цветочная дева издаст тихий вздох.

Если бы только знала, как сильно я завидую тебе, — беззлобно, почти что задорно мяукнет кошка, с бледно-желтыми искорками в глазах глядя на будущую предводительницу, — Мой дар тебе — жизнерадостность. Кому понравится, если предводительница всегда в унынии? Даже самые великие коты и кошки не добились бы того успеха, если бы не прекращали каждую секунду своего существования под небом любить свою жизнь, — делает паузу, осознав, что привычку болтать даже камни не смогли выбить; скомкано давит улыбку, аккуратно вытягивая шею, — Позволь себе посмотреть на любую ситуацию с самой лучшей стороны.

И касается мягким носом чужого.

Хрустальный звон расколотых звёзд спешно сменяется тишиной, обволакивающей чернью вязкой тины, топящей своим беззвучием хрупкий рассудок; в этом месте, кажется, и вовсе ничего нет, кроме пронизывающего насквозь холода да тянущей боли где-то аккурат между рёбер, сжирающей всякую мысль безобразной пастью беспросветных пустот. Голод до чувств, до радости, до свежих эмоций, которых нет вовсе — и каждая новая мысль, болезненно бьющая по черепной коробке, распаляет это ненасытное пламя лишь пуще, наращивает вой за грудной клеткой, троекратно увеличивает где-то внутри выжженное бедами чудище, что схватит изувеченными лапами прямичком за изящную шею, дожидаясь первого и последнего хруста.

Пообещай, что вместо меня будешь улыбаться ты, — вместо бескрайнего мрака — просвет.

Полосатая кошка ласково лизнёт будущую правительницу бескрайних полей в самый нос, ухмыльнётся в последний раз, да торопливыми шажками направится обратно в размытые ряды погибших соратников, деловито мерцая спутанными с шестью звёздочками.

Отредактировано Мастер Игры (2021-05-28 21:59:31)

+7

9

[nick]Мушка[/nick][status]сквозь тьму дарить надежду[/status][icon]https://i.imgur.com/9vP7DG9.png[/icon]

Стремительно – словно куда-то спешит – Мушка обходит одного за другим звездного кота, осматривая шерсть каждого так, словно видит в первый раз сверкающие звезды. Взгляд цепляется за яркую шерсть Полынь, и Мушка останавливается – в глазах играет такое многообразие чувств, и хочется сказать много – так много, что Полынь должна непременно его заткнуть и просто оставаться рядом. Мушка хочет растянуть мгновение его появления как можно дольше. Он словно не знает – словно не готовился к этому так долго – что его ждёт минутами позже.

- Полынь, - выдыхает спешно, ловя взгляд янтарных глаз, а затем сбивает всю свою спесь и подходит ближе – еще ближе – не отводя взгляда от ржаво-рыжих пятен на предводительнице. Он точно знает – она его помнит.
- Во времена, когда я был твоим оруженосцем, мне казалось – признаюсь честно – ты схожа с пожарищем. Теперь я вижу – ты схожа с еще не разгоревшимся огнём. И сегодня тебе, непременно, пора разгореться.
Мушка помнит свой быт оруженосца – помнит, как болезнь стремительно его ухватила в свою обитель, а еще помнит, как Сушеница до последнего старалась его выходить. Полынь всегда была рядом. Ему казалось – да и кажется до сих пор, чего уж таить – наставница оставляла все дела на потом, потому что понимала – это их последние встречи. Не понимал разве что сам Мушка, силами выгоняя тогда еще воительницу Ветра прочь, лишь бы она не видела, как он задыхается, захлебывается Кашлем и постепенно сам превращается в пожарище.

Возможно, следует продолжить свой путь, но Мушка не может – вместо этого он перепрыгивает с лапки на лапку и обходит свою подругу, желая навсегда сохранить её целостный вид в своей памяти. Он знает – обязательно увидит её вновь, но до этого пройдут луны – десятки лун – только тогда она взойдёт в угодья Предков не как гость, а как их соплеменница.
- Прости. Я не успел сказать тебе прощай. Еще тогда. Твоё племя – как твое внутреннее пламя – разрастается, но соплеменники, оставшиеся без твоего отца, теряются в догадках, не зная, что будет дальше. Я видел их – они вымотаны, испуганы и потеряны. Не теряйся с ними, Полынь, взгляни на небо – там всегда есть твоя путеводная звезда. Она подарит тебе надежду.
Мушка замолкает и трется бочком о лапу Полынь, понимая, что им дано совсем немного времени – а хочется так много обсудить, хочется рассказать о том, как он отсюда – с Млечного пути – смотрит на неё, как он видит её успехи, переживает за каждую её неудачу и, самое главное – верит в неё.

- Я дарю тебе надежду, - наконец заключает он, цепляясь взглядом за очередной рыжий островок, сокрытый в темном обрамлении на плече Полынь: - Даже в самую темную ночь надежда выведет на свет, за надеждой сокрыты победы пред временем – вашим худшим врагом.
Он встает перед кошкой – только сейчас Мушка понимает, что отдал бы все свои звёзды за то, чтобы поохотиться еще хотя бы один раз с наставницей. К сожалению, за свою недолгую жизнь он так и не успел совершить по-настоящему важный для племени Ветра подвиг. Зато, сможет Полынь.

- Пообещай вспоминать обо мне только хорошее, - мурлычет Мушка и касается своим носом её носа, даря всё своё тепло – всю ту надежду, которую он сам испытывал, даже не ощущая настигающей смерти. Будущей предводительнице она явно важней.
- Передавай привет Анемоне, - выдыхает он да отходит за спины предков – его присутствие не столь значимо, как остальных.

+4

10

[nick]Горицвет[/nick][icon]https://i.ibb.co/QmdKvVW/image.gif[/icon][status]идти дорогами бессмертных[/status]

     Звёзды на шкуре сияют ярко, но не греют. Горицвет под светом холодным щурится да спину гнёт в привычной уставшей осанке; даже после смерти незримый груз не перестал тянуть к земле (теперь уже к облакам). Разница лишь в том, что здесь, наконец, он нашёл своё место.
     В конечном итоге дорога привела его туда, куда и должна была с самого начала.
     Отныне он там, где и до́лжно.
     Смотрит глазами жидкого янтаря на призрачных соплеменников, и каждого знает если не лицо, то по имени; теперь уже и он среди них, восседает ни чуть не потускневшим заревом подле матери и старых друзей, терпеливо ожидая свой черёд.
     Он знает, что она придёт сегодня ещё задолго до неё самой. Чувствует это по запаху, слышит в шелесте ветра и звоне звёзд; чувствует нутром, а потому, когда Полынь оказывается среди войска предков, он готов. Так, по крайней мере, ему кажется. Когда же знакомая чёрно-бронзовая шерсть оказывается здесь, у Горицвета внутри все чувства раненной птицей трепещут. Бьются о грудную клетку, царапают плоть до крови и скулят, сливаясь в одну тонкую линию шума — красную ниточку. И когда приходит его черёд выступить вперёд, он впервые за свою не_жизнь мнётся, но всё же делает шаг навстречу.
     Впервые за все луны жизненности ему нечего сказать. Слова — комом в горле, движения — ломанные кривые.
     Все говорят, что терять близких больно, уходить самому — страшно. В действительности страшнее всего видеть их вновь, на короткий, безумно быстрый миг, и знать, что в итоге придётся отпустить навсегда.
     — Ты только глянь на себя, — одаривает взглядом ласковым и улыбается так тепло, словно солнце вот-вот выглянет. — совсем уже взрослая, — усмехается в усы, ведь знает, что виделись совсем недавно, но говорит чистую правду. Порой Горицвету казалось, словно Полынь вырастает всякий раз, стоит его взгляду упасть на её силуэт. Не физически, конечно; морально.
     Чуть опускает голову, заглядывая в глаза цвета блестящей смолы, и предсказывает всё то, что она хочет ему сказать. Кивает молча, мол, знаю прекрасно, не говори, и видит, как Полынь губу по-детски закусывает; терпит, как и всегда.
     — Ты через многое прошла, и ещё через столько же пройдёшь, но куда бы жизнь тебя не завела, помни: я всегда буду рядом.
     Голос эхом разносится по небесным угодьям и иглами острыми заходит под кожу. Горицвет веки закрывает, позволяя себе коснуться чужого лба носом, и воздуха в грудь побольше набирает, совершенно забыв, что ему он уже ни к чему.
     — Мой дар тебе — приятие, — выдыхает медленно, опаляя чужую шею прохладным дыханием. — в жизни есть вещи, над которыми мы бессильны. Что бы ты не делала, где бы не оказалась, не забывай, что порой приходится делать то, что необходимо, и уметь принимать это, — так в своё время поступил и Горицвет; это привело его сюда, и ему хотелось верить (нет, он верил,) что этот же дар приведёт Полынь туда, где она должна оказаться. — не сожалей о поступках — своих или чужих, — помни их, и иди своей дорогой, и однажды ты окажешься именно там, где тебе суждено быть.
     Горицвету не хватило сил смириться с тем, что он сделал и нет, при жизни, но сейчас, наблюдая за текущей внизу жизнью, он принял всё, что пожирало его изнутри. И, будь у него выбор пойти иным путём — едва ли он этим воспользовался.
     А пока он отстраняется, в очередной раз глядя на Полынь нежно настолько, насколько только может, и шепчет чуть тише: — не вини себя. Это было одной из тех вещей, над которыми ты не властна. И не горюй по мёртвым: куда важнее думать о тех, кто ещё жив. Так что, пожалуйста, позаботься о Полудне и Анемоне. Ты нужна им как никто другой, а они — тебе, — быстро, мимолётно коснётся её щеки своею, и отступит на несколько шагов назад, постепенно сливаясь со всеми прочими бесчисленными звёздами, которые отныне стали его новым домом. Стали им самим.
     — Я люблю вас, и буду любить всегда.
     До их следующей встречи — целая жизнь для них.
     До их следующей встречи — короткое мгновение для него.
     И он будет ждать столько, сколько потребуется; только б не торопились.

+6

11

[nick]Росянка[/nick][icon]https://i.imgur.com/5foXtkT.png[/icon]

Тихой осторожной поступью – мимо посеребрённых котов, мимо их важных взглядов. Небрежно разваливая лапы – с непривычки, словно до сих пор отбрасывает опавшие камни от тел соплеменников, но так уверенно и спокойно – будто всегда была готова к этому. Росянка не была прекрасной матерью при жизни, не стала идеальной королевой, вдыхая запахи далеких прерий Ветра, и уж тем более не смогла зарекомендовать себя как лучший воин племени, нет. Но она всегда была прекрасным слушателем, отличным рассказчиком. И посмертно – стала одной из лучших спасительниц чужих жизней.
Она еще видит – не прошла дымка воспоминаний – видит своих товарищей, чьи тела разбросаны в хаотичной порядке, в неестественных позах. Еще видит, как медленно соплеменниики сгибаются от ударов земли по хребту, видит их заплывающие глаза. И вздрагивает каждый шаг, будто снова и снова переживает те воспоминания. Звезды, украшающие её шерсть, болезненно отзываются и едва ли не звучат, потряхиваясь в воздухе. Росянка – мать Полыни – была одной из тех, кто сложил свои когти-оружие перед неприятностью, взывая о помощи и помогая выбрать своим соплеменникам из-под завалов. Она не успела сказать нужных слов дочери –не успела увидеть её восход на место отца – она увидит её посвящение в первых рядах. Слишком болезненно, но оттого и радостно.
- Полынь. Дочь моя, - шепчет, не утаивая гордость в голосе, выпрямляется и нежно улыбается – точно не испытывала минутами ранее боли минувших лун: - Как я рада тебя видеть живой и здоровой!
Чего, конечно, Росянка не может сказать о себе – осунувшаяся ранее, она теперь была похожа на истинную воительницу Ветра: подтянутую, выпрямившуюся под стать хищнице, поймавшей в свои лапы кролика. Только мёртвую. От былого гнёта Дивного Астероида не осталось ничего. Разве что взгляд – та боль, еще не прошедшая – едва-едва проглядывала в медово-ореховых глазах. Росянка всегда была такой – даже при смерти она прятала свои истинные болезненные эмоции, даря миру улыбку. Даря дочери успокоение.
- Я ложилась костьми своими на тела соплеменников, стремилась спасти каждого, кто оказался со мной под завалами. Оказавшись в ловушке, я прекрасно понимала, какой я ухожу из жизни. Какой меня запомнит племя. После смерти я обрела независимость, и хочу, чтобы ты получила её вместе со мной. Не повторяй моих ошибок, Полынь. Ты можешь доверять кому хочешь, но зависеть – только от себя, и от своих решений. Не теряй индивидуальности, моя милая. И не иди по моим стопам – выстраивай свою дорогу. Я тобой горжусь.
Она делает еще один шаг навстречу дочери, тепло улыбается и, не выдерживая тихого судорожного выдоха, касается носом лба дочери, одаряя её очередной жизнью.
Матери всегда тяжело отпускать своих детей из-под своих крыльев. И только сейчас Росянка по-настоящему осознает, что значит это выражение. Она задерживается носом на щеке Полыни, выдыхает тихо, впитывая в последний раз запах родного племени и своей дочери, а после отстраняется, делает несколько шагов назад и остается на месте, приглашая следующего встречающего.

+6


Вы здесь » warriors. wild at heart » Святилища воителей » Лунный Шпиль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно